Логотип. Изобилие Тур
Поиск по сайту
Меню сайта
Энио-технологии Личной Силы
Открытие энио-каналов
Очищение
Форум
Литература
Авторизация



Письмо Аристея к Филократу. Часть 2 Печать Отправить ссылку другу

Письмо Аристея к Филократу

 

 

162 Дав предписания относительно пищи, питья, а также прикосновений, приказывает ничего не делать и слушать необдуманно и, пользуясь силою разума, не обращать его на неправду.


163 То же можно найти и в отношении животных. Куницы, мыши и подобные им, сколько указано, вредны.


164 Мыши всё оскверняют и портят, не только для собственного питания, но и делают совершенно безполезным для человека всё, чему бы они ни начали вредить. 165 А куницы оригинальны. Кроме указанного выше они имеют постыдное устройство: они зачинают ушами, а детей рождают через рот.


166 Поэтому такой характер нечист для людей. То, что они воспринимают слухом, это воплощают в слове и погружают других во зло, производя не случайную нечистоту, но пятная себя всюду осквернением нечестия. Ваш царь прекрасно делает, убивая, как мы слышим, таковых.


167 А я сказал: я полагаю, ты говоришь о доносчиках, так как их он всегда подвергает побоям и мучительной смерти.


Он: и я говорю о них. Действительно, подкарауливать погибель людей нечестиво.


168 А наш закон предписывает никому не вредить ни словом, ни делом.


Итак, тебе показано, насколько это можно было сделать вкратце, что все определения имеют в виду справедливость и писание не предписывает ничего безцельного или баснословного, но чтобы в течение всей жизни в своих действиях мы упражнялись в справедливости по отношению ко всем людям, помня о господствующем Боге.


169 Поэтому всё разсуждение о пище и о нечистых гадах и животных относится к справедливости и справедливым отношениям к людям.


170 По моему мнению он прекрасно защищал каждое. А относительно приносимых в жертву телят, баранов и козлов он говорил, что, взяв из стада быков и овец ручных, их должно приносить в жертву, но не диких, чтобы приносящие жертву, воспользовавшись указаниями законодателя, ничем не гордились и знали свою природу, ибо приносящий жертву приносит в жертву всё настроение своей души.


171 Итак, я полагаю, что и в этом отношении его беседы заслуживают внимания. Поэтому, вследствие твоей любознательности, у меня, Филократ, были побуждения объяснить тебе святость Закона и его согласие с природой.


172 И Елеазар, совершив жертвоприношение и избрав посланцев и приготовив много даров для


173 царя, отправил нас в путь в великой безопасности. И когда мы достигли Александрии, царю тотчас же доложили о нашем прибытии. Будучи приняты во дворце, Андрей и я тепло приветствовали


174 царя и передали ему письмо, написанное Елеазаром. Царь весьма безпокоился о том, чтобы принять посланных, и повелел, чтобы все прочие чиновники вышли, а посланные 175 тотчас же были приведены к нему. Это вызвало всеобщее изумление, ибо обычно те, кто добивается быть допущенным пред царем по важным делам, ждут пять дней, а послы царя или больших городов с трудом добиваются придворного приема на третий день; но этих людей он счел достойными больших почестей, поскольку он имел столь великое почтение к их наставнику, и так он отослал тех, чье присутствие он счел излишним, и прогуливался, пока они не вошли и он смог приветствовать их.


176 Когда они вошли с дарами, которые были посланы с ними, и драгоценными пергаментами, на которых был золотыми еврейскими письменами записан Закон (ибо пергамент был чудно изготовлен и соединение страниц было сделано так, что было невидимо), царь, как только


177 увидел их, стал спрашивать их о книгах. И когда они вынули свитки из коробов и развернули их, царь долго простоял в безмолвии и поклонившись семь раз, он сказал: "Благодарю вас, друзья, и еще более благодарю того, кто послал вас,


178 превыше же всего - Бога, вещавшего это". И когда все, посланные и прочие, бывшие там, вместе воскликнули в один голос: "Бог да хранит царя!", он пролил слёзы радости. Ибо в душе его восторг и переполняющее ощущение оказанной ему чести


179 побудили его плакать от счастья. Он повелел свернуть свитки обратно и затем, поклонившись этим мужам, сказал: "Достойно было, люди Божии, мне уделить прежде всего почтение книгам, ради которых я призвал вас сюда, и теперь, после того, как я это сделал, - протянуть вам десницу моей дружбы. Ради этого я


180 сделал это прежде всего. Я дал указ о том, чтобы этот день, в который вы прибыли, стал считаться великим днем и стал ежегодно торжественно справляться в течение всей моей жизни. Вышло так, что это еще и годовщина


181 моей победы на море над Антигоном. Поэтому я буду рад пировать с вами сегодня". "Все, что вам может потребоваться, - сказал он, - будет приготовлено как подобает и вместе с вами и для меня тоже". И они выразили своё восхищение, и он повелел отвести их в лучший квартал, прилежащий к цитадели

9

) и готовить пир.


182 И Никанор вызвал главного дворцового распорядителя Дорофея, чиновника, особо назначенного смотреть за евреями, и приказал ему приготовить всё необходимое для каждого из них. Ибо так было установлено царем, и это установление вы увидите соблюденным сегодня. Ибо поскольку многие города имеют свои обычаи в том, что касается еды, питья и возлежания, есть особые чиновники, назначение которых узнавать, что им требуется. И всякий раз, когда те приходят к царю, для них готовят, соблюдая их собственные обычаи, так чтобы они не испытывали безпокойства, наслаждаясь посещением. Та же предусмотрительность была соблюдена и для еврейских посланцев. Дорофей же, назначенный старшим приставником при еврейских гостях, был


183 человеком весьма тщательным. Ради такого пира он открыл все хранилища, бывшие под его надзором и державшиеся особо для подобных гостей. Он расположил сидения в два ряда согласно царскому повелению. Ибо он повелел ему усадить половину мужей справа от себя, а остальных - позади, так чтобы он не лишил их величайшей из возможных чести. Когда они заняли сидения, он повелел Дорофею всё делать,


184 сообразуясь с обычаями, принятыми среди еврейских гостей. Поэтому он прибег к услугам священных глашатаев и священников, приносящих жертвы, и прочих, кто привык возносить молитвы, и призвал одного из нашего числа, по имени Елеазар, старейшего из еврейских священников, вознести молитву вместо [себя]. И тот поднялся и сотворил превосходную молитву: "Да обогатит


185 тебя Всемогущий Бог, о царь, всяким благом, созданным Им, и да наградит Он тебя и твою жену, и твоих детей и твоих товарищей

10

) непрерывным владычеством их во всю вашу жизнь". При этих словах поднялось громкое и радостное одобрение, длившееся весьма долго, и потом


186 они обратились к наслаждению приготовленным пиром. Все распоряжения за столом совершались согласно внушениям Дорофея. Среди прислуживающих были юноши из свиты царя и иные, занимавшие почетные должности при царском дворе.


187 Воспользовавшись моментом, когда пир приостановился, царь спросил посланца, занимавшего почетное место (ибо их расположили по старшинству), как ему сохранить царство


188 неослабным до конца. Поразмыслив немного, тот отвечал: "Лучше всего ты утвердишь его безопасность, если ты будешь подражать безконечной Божьей благости. Ибо если ты будешь являть милость и налагать кроткие наказания на тех, кто их заслуживает сообразно сделанному ими, ты


189 обратишь их от зла и приведешь их к покаянию".


Царь похвалил ответ и затем спросил у еще одного мужа, как может совершать самое лучшее во всём. И тот отвечал: "Если муж держится правильного отношения ко всему, он всегда будет поступать правильно во всяком случае, помня, что всякая мысль известна Богу. Если страх Божий станет для тебя исходною чертою, ты никогда не пройдешь мимо цели".


190 Царь похвалил и этого мужа и спросил у иного, как приобрести друзей, мыслящих одинаково с собою. Тот отвечал: "Если они будут видеть, что ты ревнуешь о нуждах множества, которым ты правишь, ты сам увидишь, как Бог одаривает Своими благодеяниями


191 человеческий род, подавая им здоровье и пищу и всё остальное в должное время".


Выразив согласие с ответом, царь спросил следующего, как, принимая просящих и вынося суд, он может стяжать похвалу даже от тех, кто не добился исполнения иска. И тот сказал: "Если т


воя речь будет прилична для всех равно и ты никогда не будешь поступать надменно или как тиранн с


192 преступниками. И ты будешь делать это, если рассмотришь образ деяний Божьих. Прошения достойных всегда исполняются, тогда как те, кто не получает ответа на свои молитвы, уведоляются снами или событиями о том, что в их просьбах было вредное, и что Бог не поражает их по их грехам или по величию Своей силы, но долготерпит им".


193 Царь горячо похвалил мужа за его ответ и спросил следующего за ним, как он может стать непобедимым в делах войны. И тот ответил, что если он не будет полагаться только на множество своих сил и их воинственность, но будет непрестанно взывать к Богу привести начатое к счастливому исполнению, а сам


194 же будет исполнять все свои обязанности в духе праведности.


Поблагодарив за ответ, он спросил другого, как он может сделаться грозен для своих врагов. И тот ответил, что если сохраняя мощный запас оружия и войска, он будет помнить, что этим нельзя добиться постоянного и окончательного итога. Ибо даже Бог внушает страх в умы людей, откладывая исполнение и лишь являя величие Своего могущества.


195 Этого мужа царь похвалил и спросил следующего, что есть высшее благо в жизни. И тот ответил: "Познать, что Бог есть Господь Вселенной, и что в конечном исполнении всех наших дел не мы добиваемся успеха, но Бог, Своею властью приводящий всё к завершению и ведущий нас к цели".


196 Царь воскликнул, что этот муж ответил хорошо и затем спросил следующего, как он может сохранить всё, чем владеет в целости и в конце передать своим наследникам таким же. И тот ответил: "Постоянно моля Бога вдохновить тебя высокою целью во всех твоих начинаниях и предупреждая твоих наследников не ослепляться молвою или богатством, ибо все эти дары подает Бог, а люди никогда сами по себе не достигают превосходства".


197 Царь выразил своё согласие с ответом и осведомился у следующего гостя, как ему суметь переносить с душевным спокойствием всё, что выпадет ему. И тот сказал: "Если ты будешь иметь твердое понимание того, что всем людям надлежит от Бога иметь часть как в величайшем зле, так и в величайшем благе, поскольку невозможно для человека уйти от этого. Но Бог, Которому мы все обязаны молитвою, вселяет в нас мужество претерпевать".


198 Восхищенный ответами мужей, царь сказал, что все их ответы были хороши. "Я задам еще один вопрос одному мужу, - прибавил он, - и тогда я прервусь на время, чтобы мы могли обратить наше внимание


199 к наслаждению пиром и провести время с удовольствием". И тогда он спросил мужа, какова истинная цель мужества. И тот ответил: "Если правильный замысел исполняется в час опасности в согласии с первоначальным намерением. Ибо всё совершается Богом к твоему преимуществу, о царь, когда твой умысел благ".


200 Когда все своим одобрением выразили согласие с ответом, царь сказал философам (ибо их там было немало): "По моему мнению, эти мужи сияют добродетелями и владеют необычайным знанием, ибо в мгновение они дали правильные ответы на те вопросы, что я им задавал, и все положили Бога источником своих слов".


201 И Менедем, философ из Эритреи, сказал: "Истинно, о царь, ибо вселенная управляется провидением, и поскольку мы верно постигаем то, что человек есть создание Бога, отсюда следует,


202 что всякая сила и красота слова исходит от Бога". Когда царь показал, что он согласен с этим чувством, разговор прекратился, и они предались удовольствию. Когда наступил вечер, пир закончился.


203 На следующий день они вновь сели за стол и продолжили пир в прежнем распорядке. Когда царь счел, что настал подходящий момент, чтобы предложить изследование, он стал задавать вопросы тем мужам, которые


204 сидели вслед за отвечавшими накануне. Он приступил к началу беседы с одиннадцатым мужем, ибо десять уже отвечали на прежние вопросы. Когда установилось


205 молчание, он спросил как он сможет и далее оставаться богатым. После краткого раздумья, муж, которому был задан вопрос, отвечал, что если он никогда не делал ничего недостойного своего звания, никогда не вел себя распутно, никогда не расточительствовал ради пустого и тщетного, но своею благотворительностью располагал подданных к себе. Ибо Бог - Творец всяческого блага и


206 Ему человек обязан послушанием.


Царь воздал этому хвалу и затем спросил у другого, как ему соблюсти истину. В ответ на вопрос тот сказал: "Признав, что ложь наводит великий позор на всех людей, и еще более - на царей. Ибо поскольку они имеют власть делать, что хотят, зачем им прибегать ко лжи? В прибавление к этому ты должен помнить, о царь, что Бог любит истину".


207 Царь принял ответ с великим удовольствием и, глядя на другого, сказал: "Что есть научение истине". И тот отвечал: "Если ты не хочешь, чтобы зло случилось с тобою, но хочешь быть причастником всего благого, тогда ты должен соблюдать одно и то же в отношении к твоим подданным и к преступникам, и ты должен кротко увещевать благородного и доброго. Ибо Бог привлекает к Себе всех людей Своей благостью".


208 Царь похвалил его и спросил у следующего по порядку, как ему быть другом людей. И тот ответил: "Наблюдая то, что человеческий род возрастает и рождается во многом смятении и великом страдании. Посему ты не должен легкомысленно наказывать или подвергать их пыткам, поскольку ты знаешь, что человеческая жизнь состоит из боли и наказаний. Ибо если ты поймешь всё, ты преисполнишься жалости, ибо Бог также преисполнен жалости".


209 Царь принял ответ с одобрением и спросил у следующего: "Что есть основное отличие правления?" "Блюсти себя, - отвечал тот, - свободным от пьянства и соблюдать трезвость в течение большей части жизни, почитать праведность превыше всего и делать своими друзьями людей подобного рода. Ибо Бог любит также праведность".


210 Выказав своё одобрение, царь спросил у другого: "Что есть истинный признак благочестия?" И тот ответил: "Постигать то, что Бог непрестанно творит во Вселенной и знает всё, и ни один человек, делающий несправедливое и творящий развращенное, не может избежать Его взора. Поскольку Бог благотворит всему миру, также и ты должен подражать Ему и быть свободным от преступлений".


211 Царь выказал своё согласие и сказал другому: "Что есть сущность царствования?" И тот ответил: "Хорошо управлять собою и не уклоняться ради славы или богатства к неумеренным или непристойным желаниям, - вот истинный путь правления, если ты хорошо уразумеваешь дело. Ибо всё, что тебе нужно, у тебя есть, и Бог свободен от нужд и добросердечен. Пусть твои мысли будут такими, какие достойны мужа, и желай немногого, но только того, что необходимо для правления".


212 Царь похвалил его и спросил у другого мужа, как его разсуждения могут привести к наилучшему. И тот ответил, что если он будет постоянно полагать пред собою праведность во всём и думать, что неправедность равносильна лишению жизни. Ибо Бог всяческих обещает высочайшее благословение праведному.


213 Похвалив его, царь спросил следующего, как он может быть свободен от безпокойных мыслей во время сна. И тот отвечал: "Ты задал мне вопрос, на который очень трудно ответить, ибо мы не можем руководить собою в часы сна, но твердо удерживаемся в них


214 воображением, которое не может управляться разумом. Ибо наши души обладают чувствами, которые на самом деле видят то, что входит в наше сознание во время сна. Но мы ошибаемся, если мы полагаем, что мы на самом деле плывем на корабле по морю или летаем по воздуху или путешествуем по другим странам или что-нибудь иное в этом роде. И всё-таки мы на самом деле воображаем, что


215 эти вещи происходят. Насколько я могу решить, я достиг следующего решения. Ты должен, о царь, управлять своими словами и делами в законе благочестия всяким возможным образом, так чтобы ты мог сознавать, что ты соблюдаешь добродетель и никогда не решал вознаграждать себя за расточение разума и никогда не превышать своей власти до того, чтобы


216 презирать праведность. Ибо ум по большей части занимается во сне тем же, чем он занят, бодрствуя. И тот, кто направил все свои мысли и дела к самым благ


ородным целям, утверждает себя в праведности и во время бодрствования и во время сна. Благодаря этому ты можешь пребывать неуклонно в постоянном самоблюдении".


217 Царь воздал хвалу мужу и сказал другому: "Поскольку ты отвечаешь десятым, то когда ты выскажешься, мы предадимся пиру". И затем он задал вопрос:


218 "Как я могу избегать недостойных дел сам по себе". И тот ответил: "Всегда обращай внимание на твою славу и твоё верховное звание, так чтобы ты мог говорить и думать только то,


219 что совместимо с ними, зная что все твои подданные думают и говорят о тебе. Ибо ты не должен казаться хуже актеров, которые тщательно изучают свои роли, которые им надо сыграть, и сообразовывают с ними все свои дела. Ты не играешь роль, но ты - истинный царь, поскольку Бог наделил тебя царскою властью, чтобы ты соблюдал её вместе с твоей славой".


220 Когда царь похвалил громко и долго и весьма любезно, гостей стали побуждать отдохнуть. И так, когда прекратился разговор, они предались течению пира.


221 На следующий день всё было устроено по-прежнему, и когда царь уловил подходящий момент, чтобы задавать вопросы мужам, он спросил первого из тех, кто оставался


222 неспрошенным: "Что есть высший образ правления"? И тот ответил: "Управлять собою и не поддаваться порывам. Ибо каждй человек от природы обладает особым умственным увлечением.


223 Возможно, большинство людей склонны к еде, питью и наслаждениям, а царь увлекается приобретением земель и великою славой. Но хорошо, когда во всём этом соблюдается умеренность. Что Бог дает, то мы должны принимать и хранить, но никогда не стремиться приобретать то, чего мы не в силах достичь".


224 Довольный этими словами царь спросил у следующего, как ему быть свободным от зависти. И после краткого молчания тот ответил: "Если ты прежде всего будешь смотреть на то, что славою и великим богатством всех царей наделяет Бог, а не сам царь своею властью. Все люди хотят иметь такую славу, но не могут, потому что это - дар Божий".


225 Царь похвалил мужа в длинной речи и затем спросил у другого, как ему научиться презирать врагов. И тот ответил: "Если ты будешь выказывать добродушие ко всем и добиваться их дружбы, тебе не надо будеть никого бояться. Пользоваться всеобщею любовью - это наилучший из даров, которые можно получить от Бога".


226 Похвалив этот ответ, царь велел следующему мужу ответить на вопрос, как он может сохранить свою высокую славу. И тот отвечал так: "Если ты будешь щедр и открыт сердцем, оделяя других добродушием и благодеяниями, ты никогда не утратишь твою славу, но если ты хочешь, чтобы и впредь милость пребывала с тобою, ты должен постоянно призывать Бога".


227 Царь изъявил своё согласие и спросил у следующего, кому надлежит мужу являть щедрость. И тот ответил: "Всеми признано, что нам надлежит являть щедрость по отношению к тем, кто благорасположен к нам, но я думаю, что нам должно являть то же самое щедрое расположение духа и к тем, кто враждебен нам, чтобы мы могли привлечь их к правде и выгоде для них самих. Но мы должны молить Бога о том, чтобы это совершилось, ибо Он управляет умами всех".


228 Выразив своё согласие с ответом, царь просил шестого мужа ответить на вопрос, кому мы должны выказывать благодарность. И тот ответил: "Нашим родителям постоянно, ибо Бог дал нам важнейшую из заповедей относительно должного почитания родителей. Затем Он поместил отношение к друзьям, ибо Он говорит: "друг - словно твоя душа". Хорошо тебе постараться сделать всех твоими друзьями".


229 Царь сказал ему ласковое слово и затем спросил следующего, что по цене подобно красоте. И тот сказал: "Благочестие, ибо оно есть преимущественный образ красоты, и его сила - в любви, она же - Божий дар. Ты уже приобрел это, и вместе - все благословения жизни".


230 Царь с великою любезностью одобрил ответ и спросил у другого, как ему, совершив ошибку, вновь вернуть своё имя на прежнюю степень. И тот сказал: "Невозможно тебе совершить ошибку, ибо во всех людях ты взыскал семена благодарности, приносящие урожай благожелательности,


231 который могущественней самого сильного оружия и обезпечивает величайшую безопасность. Но если кто-либо совершает ошибку, он никогда не должен повторять того, что привело к ней, но ему надлежит сообразовываться с дружбою и творить справедливость. Ибо дар от Бога - быть способным творить дела добра, а не противные ему".


232 Восхищенный этими словами царь спросил у другого, как ему быть свободным от печали. И тот ответил: "Если ты никогда никому не причинял вреда, но творил добро и следовал стезею


233 праведности, ибо её плоды дают свободу от печали. Но нам надлежит молить Бога о том, чтобы нежданное зло вроде смерти, болезни, скорби или чего-либо в этом роде не нашло на нас и не принесло вреда. Но поскольку ты предался благочестию, никакое из этих несчастий никогда не постигнет тебя".


234 Царь одарил его великою похвалой и спросил десятого, что есть высший образ славы. И тот ответил: "Почитать Бога, и делать это не [только] дарами и жертвоприношениями, но в чистоте души и святом убеждении, поскольку всё образовано и управляется Богом по Его воле. Этой цели ты добиваешься неотменно, как это видно для всех в твоих свершениях в прошлом и настоящем".


235 Громким голосом царь поблагодарил их всех и говорил к ним милостиво и выразил своё одобрение всем, кто был тут, особенно же философам. Ибо те превосходили их и поведением и доводами, поскольку они положили Бога источником себе. Затем царь, чтобы показать свои добрые чувства, начал пить за здоровье гостей.


236 На следующий день пир был приготовлен так же, и царь, как только представился момент, стал задавать вопросы мужам, которые сидели вслед за теми, кто уже отвечал; и у первого он спросил: "Можно ли научить мудрости?" И тот сказал: "Душа устроена так, что может божественною силою принять всё доброе и отвергнуть противное".


237 Царь выразил одобрение и спросил следующего мужа: "Что самое полезное для здоровья?" И тот сказал: "Умеренность, а её невозможно обрести, доколе Бог не внушит расположение к ней".


238 Царь сказал ему ласковое слово и спросил другого: "Как человек может достойно заплатить долг благодарности родителям?" И тот сказал: "Никогда не причиняя им скорби, а это невозможно, доколе Бог не расположит ум к поиску самых благородных целей".


239 Царь выразил согласие и спросил следующего, как ему сделаться жаждущим слушателем. И тот сказал: "Помня, что всякое знание полезно, потому что с Божьей помощью оно делает тебя способным во время опасности выбрать что-либо из того, что ты изучил и применить против нашедшей на тебя напасти. И усилия человеческие в этом исполняются через присутствие Божие".


240 Царь похвалил его и спросил другого, как ему избежать делать что-либо противное закону. И тот сказал: "Если ты признаешь, что в сердца законодателей помышления охранять человеческие жизни вложил Бог, ты последуешь им".


241 Царь подтвердил ответ этого мужа и сказал другому: "В чем преимущество родства?" И тот ответил: "Если мы обратим внимание на то, что мы сами поражаемся невзгодами, выпадающими нашим ближним, и если их страдания делаются нашими, - тогда сразу


242 же становится явною сила родства, ибо лишь явив такие чувства, мы приобретем честь и достоинство в их глазах. Ибо помощь, когда она связана с добротою, есть сама в себе связь, разорвать которую никак нельзя. И в день их процветания мы не должны вожделеть того, чем они владеют, но молить Бога даровать им блага всякого рода".


243 И вознаградив его тою же похвалою, что и прочих, царь спросил другого, как ему достичь свободы от страха. И тот отвечал: "Когда ум сознает, что он не творил зла, и когда Бог направляет его на всякий благородный замысел".


244 Царь выразил одобрение и спросил другого, как ему всегда приходить к правильному суждению. И тот отвечал, что если он будет постоянно держать перед глазами выпадающие людям невзгоды и признавать, что Бог иных лишает благоденствия, а других приводит к великим почестям и


славе.


245 Царь оказал мужу ласковый прием и попросил другого ответить на вопрос: "Как ему избегать жизни в праздности и наслаждениях?" И тот отвечал, что если он будет постоянно помнить о том, что он - правитель великого царства и господин над великим множеством, и что его ум не должен заниматься иными вещами, но должен всегда изследовать, как ему наилучшим образом обезпечить их благоденствие. Он также должен молиться Богу о том, чтобы ничто из должного не было в пренебрежении.


246 Воздав ему хвалу, царь спросил десятого, как ему распознать тех, кто поступает с ним лукаво. И тот ответил на вопрос: "Если он будет наблюдать, насколько естественно их отношение к нему, и придерживаются ли они правил старшинства во время приемов и совета, а в ежедневном общении выходят ли когда-нибудь за пределы


247 приличий в поздравлениях и в прочих манерах. Но Бог направит твой ум, о царь, ко всему благородному". Когда царь выразил своё громкое одобрение и похвалил всех по-одному (и вместе их похвалили все, кто был там), они обратились к радостям пира.


248 И на следующий день, когда подошло время, царь спросил следующего мужа: "Что есть грубейший вид пренебрежения?" И тот ответил: "Если человек не заботится о своих детях и не прилагает всяческих усилий к их воспитанию. Ибо мы всегда молим Бога не столько о самих себе, сколько о наших детях, чтобы им стяжать всякое благословение. Наши пожелания о том, чтобы наши дети сумели владеть собою, может быть исполнено только Божьей властью".


249 Царь сказал, что он говорил хорошо, и потом спросил другого, как ему любить отечество. "Сохраняя в уме, - отвечал тот, - мысль о том, что хорошо жить и умереть для своей страны. Пребывание на чужбине наводит презрение на бедняка и позор на богача, как если бы они были изгнаны за преступление. Если ты даруешь благодеяния всем, как ты это делаешь постоянно, Бог даст тебе милость во всём, и ты будешь признан любящим отечество".


250 Выслушав этого мужа, царь спросил у следующего по порядку, как ему жить в дружбе с женою. И тот ответил: "Признавая, что женщины по природе упорны и деятельны, когда добиваются исполнения своих желаний, и склонны резко менять свои суждения от ложных разсуждений, и их природа слаба по сути своей. Необходимо быть мудрым в обращении с ними


251 и не порождать споров. Для того, чтобы пройти жизнь успешно, кормчий должен знать цель, к которой ему надлежит направиться. Лишь призыванием Божьей помощи люди будут соблюдать истинное направление жизни во всякое время".


252 Царь выразил своё согласие и спросил следующего, как ему быть свободным от заблуждений. И тот отвечал: "Если ты всегда будешь действовать с разсуждением и никогда не давать веры клевете, но сам испытывать то, что тебе говорят, и решать своим собственным судом просьбы, которые тебе приносят, и приводить всё на свет твоего суждения, ты будешь свободен от заблуждения, о царь! Но познание и исполнение этого есть дело Божественной силы".


253 Восхищенный этими словами царь спросил другого, как ему быть свободным от гнева. И тот сказал в ответ на вопрос, что если он будет признавать, что он имеет власть надо всеми вплоть до предания их смерти, если он даст место гневу и будет безполезно и жалко, если он, потому что он повелитель,


254 лишит жизни многих. Что за нужда гневаться, когда все покорны и никто не противится ему? "Надлежит признавать, что Бог правит всем миром в духе добросердечия и без гнева во всём, и ты, о царь, - сказал он, - необходимо должен следовать Его примеру".


255 Царь сказал, что он отвечал хорошо и потом спросил у следующего мужа: "Что есть добрый совет?" "Делать добро во всякое время и с должным разсуждением, - объяснил тот, - сравнивая то, что выгодно для твоих дел с уроном, который может быть следствием принятия противного решения, и таким образом взвешивая каждый шаг, мы можем умудряться, и наши намерения могут быть исполнены. И самый важный из всех твой замысел Божьей силою найдет своё завершение потому, что ты соблюдаешь благочестие".


256 Царь сказал, что этот муж отвечал хорошо, и спросил другого: "Что такое философия?" И тот объяснил: "Правильное обсуждение всякого возникшего вопроса с тем, чтобы никогда не увлекаться порывами, но взвешивать всякий ущерб, причиняемый страстями, и действовать в правильной сообразности с тем, как того требуют обстоятельства, соблюдая умеренность. Но мы должны молиться Богу вселить в наш ум почтительное отношение к этому".


257 Царь выразил своё согласие и спросил другого, как ему встречаться с признательностью, путешествуя в чужих странах. "Будучи любезным ко всем, - отвечал тот, - казаться ниже, нежели выше тех, с кем ты путешествуешь. Ибо признано правило, что Бог по Своей истинной природе приемлет смиренного. А человеческий род любит тех, кто охотно подчиняется им".


258 Выразив своё одобрение с этим ответом, царь спросил другого, как ему строить так, чтобы построенное сохранилось после него. И тот ответил на вопрос, что если сделанное им будет принадлежать к числу прекрасного и благородного, так что обладатели сохранят это ради его красоты, и он никогда не лишит себя тех, кто делает подобные вещи, и никогда не будет вынуждать других служить его


259 нуждам без вознаграждения. Ибо наблюдая, как Бог печется о человеческом роде, наделяя его здоровьем и умственными способностями и иными дарами, он сам должен следовать Его примеру, воздавая людям вознаграждение за их тяжкий труд. Ибо дела, творимые в праведности, пребывают всегда".


260 Царь сказал, что этот муж также отвечал правильно и спросил у десятого: "Что есть плод мудрости?" И тот ответил: "То, что муж должен сознавать в себе, что он не делал зла 261 и что ему надлежит прожить жизнь в истине, ибо от этого, о могучий царь, величайшая радость и стойкость души и крепкая вера в Бога умножатся в тебе, если ты будешь править твоим царством в благочестии". И когда они выслушали ответ, они все приветствовали его громкими восклицаниями, и после этого царь, преисполнившись радости, стал пить за их здоровье.


262 И на следующий день пир продолжился также, как и в предыдущие, и когда подошел момент, царь стал задавать вопросы оставшимся гостям, и


263 сказал первому: "Как человеку уберечься от гордыни?" И тот ответил: "Если он остается уравновешенным и во всех обстоятельствах помнит, что он - муж, правящий людьми"; и: "Бог низводит гордых в ничто, и возносит слабых и смиренных".


264 Царь сказал ему милостивое слово и спросил следующего: "Кого мужу следует избирать себе в советники?" И тот ответил: "Тех, кто был испытан во многих делах и сохранил непревратной благожелательность по отношению к нему и разделял с ним его намерения. И Бог Сам является тем, кто достоин исполнения этих целей".


265 Царь похвалил его и спросил другого: "Чем прежде всего надлежит владеть царю?" "Дружбою и любовью своих подданных, - отвечал тот, - ибо через них узы доброжелательности делаются нерасторжимыми. И Бог делает прочным это настолько, чтобы оно происходило согласно твоему желанию".


266 Царь похвалил его и спросил у другого: "Что есть цель слова?" И тот ответил: "Убедить твоего противника, показав ему его ошибки хорошо и правильно выстроенными доводами. Ибо так ты приобретешь слушателя, не споря с ним, но хваля его с тем, чтобы убедить его. А убеждение совершается силою Божьей".


267 Царь сказал, что он дал хороший ответ, и спросил другого, как ему жить в дружбе со множеством различных племен, составляющих население его царства. "Делая то, что надлежит в отношении каждого из них, - отвечал тот, - и беря себе праведность вождем, как ты это делаешь ныне с помощью проницательности, которою тебя наделил Бог".


268 Царь был восхищен этим ответом и спросил у другого: "При каких обстоятельствах человеку надлежит выносить скорбь?" "В невзгодах, которые выпадают нашим друзьям, - ответил тот, - когда мы видим, что они длительны и неизгонимы. Разум не дает нам печалиться о тех, кто умер и освободился от зла, но все люди печалятся о них, потому


что думают, лишь о себе и своей собственной выгоде. Одною лишь силою Божьей мы можем избежать всякого зла".


269 Царь сказал, что тот дал приличный ответ, и спросил другого: "Как утрачивают доброе имя?" И тот отвечал: "Когда гордыня и необузданная самоуверенность держат власть, рождаются позор и потеря доброго имени. Ибо Бог есть Господь доброй славы и наделяет ею, когда хочет".


270 Царь подтвердил ответ и спросил следующего мужа, кому люди должны доверяться. "Тем, - отвечал тот, - кто служит тебе по доброй воле, а не из страха или своего интереса, помышляя о собственной наживе. Ибо знак любви это одно, а другое - признак дурной воли и временного услужения. Ибо человек, который всегда ищет собственной наживы, в сердце своём - предатель. Но ты владеешь привязанностью всех твоих подданных с помощью разсудительности, которою тебя одарил Бог".


271 Царь сказал, что тот отвечал мудро, и спросил у другого, чем сохраняется царство. И тот ответил на этот вопрос: "Заботой и предусмотрительностью о том, чтобы никакое зло не было сделано теми, кто стоит у власти над народом, и тем, что ты всегда делаешь с Божьей помощью, внушающей тебе важные суждения".


272 Царь сказал ему одобряющее слово и спросил следующего: "Чем соблюдаются благодарность и честь?" И тот ответил: "Добродетелью, ибо она есть творец добрых дел, и она уничтожается злом, даже если ты выказываешь благородство характера ко всем благодаря Божьему дару, которым Он наделил тебя".


273 Царь милостиво принял ответ и спросил одиннадцатого (поскольку их было семьдесят и еще двое), как во время войны ему сохранять душевное спокойствие. И тот отвечал: "Помня, что он не сделал зла никому из подданных, и что все они в ответ будут сражаться за него ради благодеяний, которые они получили, зная, что даже если они потеряют жизнь, ты позаботишься о тех,


274 кто находится на их иждивении. Ибо ты никогда не забудешь о таком воздаянии, - таково добросердечие, которым тебя одарил Бог".


Царь громко похвалил их всех и говорил с ними милостиво и потом много пил за здоровье каждого, сам предаваясь радости и осыпая своих гостей самыми щедрыми и радостными выражениями дружбы.


275 На седьмой день были сделаны самые обильные приготовления и собраны и другие мужи от различных городов (и среди них большое число посланников). Когда подошел момент, царь спросил у первого из тех, кто еще не был спрошен, как ему избегать


276 обмана неверным разсуждением. И тот ответил: "Обращая тщательное внимание на говорящего, на то, что говорится и на обсуждаемый предмет, и задавая те же самые вопросы через некоторое время по-другому. Но обладать зорким умом и уметь выносить здравое суждение в каждом случае есть один из благих даров от Бога, и ты имеешь его, о царь!"


277 Царь громко одобрил ответ и спросил у другого: "Почему большинство людей никогда не бывает добродетельно?" "Потому что, - отвечал тот, - все люди неумеренны по природе и склонны


278 к наслаждениям. Отсюда возникает неправедность и потоком - любостяжание. Обычай добродетели - препятствие для тех, кто отдает жизнь на наслаждения, потому что он обязывается их предпочитать умеренности и праведности. Ибо хозяин сего - Бог".


279 Царь сказал, что он отвечал хорошо, и спросил [следующего], чему должны повиноваться цари. И тот сказал: "Законам, так чтобы праведными поступками они могли возвращать людям жизнь. Когда ты делашь это в повиновении Божественным заповедям, ты откладываешь для себя запас в хранилищах вечной памяти".


280 Царь сказал, что этот муж также говорил хорошо, и спросил у следующего: "Кого мы должны назначать наместниками?" И тот ответил: "Всех тех, кто ненавидит порочность и, подражая твоему поведению, творит праведность с тем, чтобы ему поддерживать постоянно своё доброе имя. Ибо это то, что делаешь ты, о могучий царь, - сказал он, - и Бог возложил на тебя венец праведности".


281 Царь громко приветствовал этот ответ и затем, глядя на следующего мужа, сказал: "Кого мы должны назначать начальниками над войсками?" И тот объяснил: "Тех, кто блистает храбростью и праведностью и тех, кто заботится более о том, чтобы беречь своих людей, чем о том, чтобы добиться победы, опрометчиво подвергая опасности их жизнь. Ибо так же, как Бог действует ко благу всех людей, так и ты, последуя Ему, творишь благо для всех твоих подданных".


282 Царь сказал, что он дал хороший ответ и спросил у другого: "Какой человек достоин восхищения?" И тот ответил: "Человек, наделенный доброю славой и богатством и силой, и душа которого относится одинаково ко всему. Ты сам своими деяниями являешь себя наидостойнейшим восхищения благодаря Божьей помощи, направляющей твоё внимание к этому.


283 Царь выразил своё одобрение и сказал следующему: "Чему царь должен уделять наибольшее время?" И тот отвечал: "Чтению и изучению записей путешествий твоих чиновников, описывающих различные царства для того, чтобы изменять и охранять твоих подданных. И благодаря таким деяниям ты достиг славы, которой не приближался никто другой с Божьей помощью, исполняющей все твои желания".


284 Царь сказал воодушевленное слово этому мужу и спросил у следующего, чем заниматься человеку в часы отдыха и развлечения. И тот отвечал: "Смотреть те игры

11

), в которых можно соблюсти уместность и представлять перед глазами сцены, взятые из жизни и показанные


285 достойно и прилично, и полезно и благопристойно. Ибо даже в таких развлечениях можно найти некое наставление, потому что часто какой-нибудь нужный урок извлекается из самого незначительного житейского обстоятельства. Но соблюдая наивысшую пристойность во всех твоих деяниях, ты явил себя философом и был почтен у Бога ради твоей добродетели".


286 Царь, обрадованный весьма хорошо сказанными словами, сказал девятому мужу: "Как надлежит вести себя человеку на пирах?" И тот ответил: "Тебе надлежит собирать у себя ученых мужей и тех, кто способен указать тебе нечто полезное касательно дел твоего царства и жизни твоих подданных (ибо тебе не найти предмета, более подходящего или более


287 наставительного, чем это), поскольку эти люди угодны Богу, потому что они обучили свой ум созерцать самые благородные предметы, как и ты сам, конечно, делаешь это, поскольку все твои дела направляются Богом".


288 Восхищенный ответом, царь спросил у следующего мужа: "Что для народа лучше всего? То ли, что царем над ним может стать частный гражданин или же член царской семьи?" И тот


289 ответил: "Лучший по природе. Ибо цари, происходящие от царской крови, часто грубы и суровы к своим подданным. И всё же часто бывает с некоторыми из тех, кто вознесся из рядов частных граждан, что испытав злое и пожив некое время


290 в бедности, они, управляя многими, становятся свирепее безбожных тираннов. Но, как я сказал, добрая природа, получив пристойное обучение, способна к управлению, и ты - великий царь, не столько потому, что блистаешь славою твоего правления и твоими богатствами, сколько оттого, что ты превзошел всех людей в милости и человеколюбии, благодаря Богу, одарившему тебя этими достоинствами".


291 Царь некоторое время восхвалял этого мужа, а после спросил самого последнего: "Что есть величайшее свершение в правлении царством?" И тот отвечал: "То, когда все подданные могут непрерывно жить в мире, и правосудие быстро разрешает споры.


292 Это может быть достигнуто благодаря силе правителя, когда это муж, ненавидящий зло и любящий благо и отдающий свои устремления спасению человеческой жизни, точно также, как ты считаешь несправедливость худшею разновидностью зла и своим управлением создал себе безсмертное доброе имя, поскольку Бог даровал тебе ум чистый и незапятнанный злом".


293 И когда он закончил, раздались длительные, громкие и радостные голоса одобрения. Когда они замолкли, царь взял чашу и сказал слово в честь всех своих гостей и тех слов, что они произнесли. И в конце он сказал: "Я извлек величайшую выгоду из вашего прихода,


294 я многое получил от мудрого учения, преподанно


го вами мне об искусстве правления". Потом он повелел дать каждому по три таланта серебра и указал одному из своих рабов раздать деньги. Тут же все восклицанием выразили своё согласие, и пир превратился в зрелище радости, в то время как царь предался непрерывной череде застолья.


295 Я писал долго и должен просить тебя о прощении, Филострат. Я был безмерно изумлен этими мужами и тем, как они мгновенно давали ответы,


296 требующие поистине длительного размышления. Ибо несмотря на то, что спрашивающий предлагал каждому сложную мысль в каждом вопросе, отвечавшие один за другим давали свои ответы уже готовыми тотчас же и так, что мне и всем, кто был там, а особенно философам, они казались достойными восхищения. И я полагаю, что это покажется невероятным тем, кто


297 прочтет мой рассказ в будущем. Но не подобает искажать то, что записано в государственных архивах. И неправедным с моей стороны было бы извращать подобный предмет. Я рассказываю эту историю так, как она происходила, тщательно избегая любой ошибки. Сила их высказываний запечатлелась во мне настолько, что я особенно переговорил с теми, чья обязанность состоит в том, чтобы


298 записывать всё, что происходит на царских приемах и пирах. Ибо существует, как ты знаешь, обычай с того момента, как царь затевает какое-либо дело и вплоть до того, как он удаляется на покой, вести запись всего, что он говорит или делает, - устроение превосходное и полезное.


299 Ибо на следующий день всё по времени, что говорилось и делалось накануне, читается прежде начала дела, и если находится в этом какая-нибудь неправильность, её тотчас же исправляют.


300 И благодаря этому, как уже сказано, я добился точных сведений из государственных архивов и расположил события в правильном порядке, поскольку я знаю, сколь жадно ты стремишься получать полезные сведения.


301 Через три дня Димитрий собрал этих мужей, проведя их вдоль дамбы за семь стадий к острову, перешел мост и направился к северным кварталам Фароса. Там он собрал их в доме, построенном на дамбе, весьма красивом и уединенном, и пригласил их приступить к переводу, поскольку всё, что было им нужно для этого


302 находилось в их распоряжении. И так они принялись за работу, сравнивая сделанное каждым и согласовываясь между собою, и всё согласованное надлежащим образом копировалось под руководством Димитрия.


303 И работа длилась до девятого часа, после чего они могли свободно исполнять свои


304 телесные нужды. Всё, в чем они нуждались, им доставлялось весьма щедро. В дополнение к этому Дорофей приготовлял для них ежедневно то же, что и для самого царя, ибо таково было повеление царя. Каждое утро они рано появлялись во дворце, и,


305 поклонившись царю, возвращались на своё место. И по еврейскому обычаю они мыли руки в море и молились Богу и затем предавались чтению и


306 переводу того или иного начатого места; и я спросил у них, почему они моют руки перед тем, как молятся. И они объяснили, что это делается в знак того, что они не делают зла (ибо всё, что ни делается, делается руками), поскольку благородно и свято видят во всем символ праведности и истины.


307 Как я уже сказал, они собирались ежедневно на месте, восхитительном из-за его спокойствия и веселости, и принимались за работу. И так случилось, что весь перевод был исполнен за семьдесят два дня, будто бы преднамерено заранее.


308 И когда работа была закончена, Димитрий собрал всё еврейское население туда, где работали переводчики, и прочитал им перевод вслух в присутствии переводчиков, которых также, как и народ, принял с почестями из-за великих благодеяний, которые они привлекли


309 на него. Они горячо похвалили Димитрия и побуждали его переписать весь Закон целиком и передать список их начальникам.


310 После того, как книга была прочитана, священники и старейшие из переводчиков, и еврейская община, и начальники народа поднялись и сказали, что теперь, когда совершен столь превосходный и столь тщательный перевод, будет только справедливо, если он останется таким, каков он есть и никакое


311 изменение не будет внесено в него. И когда все выразили согласие с этим, они просили произнести проклятие согласно их обычаю на тех, кто внесет туда какое-нибудь изменение, или прибавив что-нибудь или изменив как-нибудь хоть одно слово из написанного, или опустив что-нибудь. Это было весьма мудрою предосторожностью для того, чтобы наверняка сохранить эту книгу неизменной на всё время в будущем.


312 Когда об этом доложили царю, он весьма обрадовался, ибо он чувствовал, что его желание было исполнено в целости. Вся книга была прочитана ему вслух, и он весьма изумился духу законодателя. И он сказал Димитрию: "Как это никто из историков или поэтов не подумал когда-либо посвятить хотя бы слово столь чудесному


313 деянию?" И Димитрий ответил: "Потому что Закон свят и исходит от Бога. И некоторые из имевших намерение прикоснуться к нему были поражены Богом и отступили от


314 своих замыслов". Он сказал, что слышал от Феопомпа, как тот на тридцать дней потерял разсудок, потому что попытался вставить в свою историю какие-то события из раннего и малодостоверного перевода Закона. Когда он немного пришел


315 в себя, он просил Бога открыть ему, за что ему выпала эта напасть. И ему было открыто во сне, что из пустого любопытства он хотел передать священную истину обычным людям, и что если он отступится, он обретет вновь здоровье. Я также слышал из уст


316 Феодекта, одного из тех поэтов, что пишут трагедии, что когда он попытался переделать кое-что из происшествий, записанных в этой книге для своей трагедии, оба его глаза покрылись бельмами. Когда он понял причину своего несчастья, он много дней молил Бога и затем обрел здоровье.


317 И после того, как царь, как я уже сказал, получил от Димитрия объяснение этому вопросу, он поклонился и повелел, чтобы с книгами обращались с великою тщательностью, и чтобы их


318 хранили как святыню. И он горячо приглашал переводчиков часто навещать его после того, как они возвратятся в Иудею, ибо, говорил он, лишь так будет справедливо, если теперь он отпустит их домой. Но когда они придут снова, он


319 примет их как своих друзей, как подобает, и они получат богатые подарки от него. Он повелел сделать приготовления к их возвращению домой и явил к ним великую щедрость. Он подарил каждому три превосходнейших одежды, два золотых таланта, сундук весом в талант, всё, что необходимо для трех лож.

12

)


320 А в сопровождение он послал Елеазару десять лож на серебряных ножках и всё необходимое к ним, сундук ценою в тридцать талантов, десять одежд, багряницу и великолепный венец, и сто штук тончайшей шерсти, а также кубки и блюда, и две золотых чаши для посвящения Богу.


321 Он просил его также в письме о том, что если кто из этих мужей захочет вернуться к нему, не препятствовать ему. Ибо он считал за честь наслаждаться обществом столь ученых мужей, предпочитая расточать свои богатства на них, нежели на суетное.


322 И теперь, Филострат, ты получил полный рассказ, согласно моему обещанию. Я полагаю, ты испытаешь большее удовольствие от этого, чем от сочинений баснописцев. Ибо ты предан тому, что может принести пользу душе, и уделяешь этому много времени. Я постараюсь рассказать о каких-нибудь еще событиях, стоящих записывания, так что внимательно читая их, ты сможешь удостоверить высочайшую награду за твоё усердие.



Примечания:

9 Особо укрепленное сооружение внутри крепостной ограды, служившее в качестве последнего оплота для осажденных.

10 ??????? - одиин при дворе эллинистических монархов.

11 Имеются ввиду театральные представления, игры актеров.

12 Греч. ????????? - трапеза с тремя застольнами ложами.