Логотип. Изобилие Тур
Поиск по сайту
Меню сайта
Энио-технологии Личной Силы
Открытие энио-каналов
Очищение
Форум
Литература
Авторизация



Письмо Аристея к Филократу. Часть 1 Печать Отправить ссылку другу

Письмо Аристея к Филократу

 

 

Послание Аристея к Филократу повествует о том, как был создан перевод Семидесяти (Септуагинта). Помимо рассказа об этом событии апокриф содержит апологию религии ветхого завета, в которой вера не противоречит разуму. Учитывая, что его читателями были и язычники, автор не отрицает, что под именем Зевса они могут чтить истинного Бога. Несмотря на ряд анахронизмов, Послание содержит историческое зерно. Дата книги - ок. 200 н.э.

______________________________________________________________________________________________________________________

 

Аристей Филократу.
1 Так как у нас имеется заслуживающее внимания повествование о посольстве к иудейскому первосвященнику Елеазару, а ты, Филократ, при всяком случае напоминал, что считаешь важным знать, для чего и почему мы были посланы, то я, зная твою любознательность, попытался изобразить тебе.
2 Самое важное для человека - это всегда учиться и приобретать что-либо новое, путем ли исторических повествований, или путем собственного опыта. Ибо чистое настроение души приобретается в том случаe, если она, усвоив прекраснейшее и одобрив то, что важнее всего, устраивает благочестие при помощи твердого правила.
3 Имея склонность к тщательному размышлению о божественном, мы посвятили себя посольству к выше упомянутому мужу, который своим благородством и славой снискал особую честь как у сограждан, так и иноземцев, и принес величайшую пользу иудеям Палестины и других мест переводом божественного Закона, потому что написан у них на пергаменте еврейскими буквами.
4 Это-то мы и выполнили со всяким тщанием. Следует сообщить тебе и о том, что мы говорили царю - получив удобный случай - о переселенных в Египет из Иудеи отцом царя, прежнем владельце столицы и владыке Египта.
5 Я убежден, что ты, имея значительное расположениe к нравственной чистоте и душевной настроенности мужей, живущих согласно священному законодательству, охотно услышишь о том, что мы желаем сообщить, так как ты недавно приходил к нам с острова и выражал желание узнать о том, что способствует исправлению души.
6 И ранее я отправил тебе описание замечательного, по моему мнению, об иудейском народе, полученное нами от ученейших жрецов в Египте.
7 А так как ты любознателен в том, что может принести пользу душе, то необходимо передать по преимуществу всем единомышленникам, а тем более тебе, ибо у тебя подлинное расположение; ты - брат не только по родству, но и по настроенности, влечение к прекрасному у нас одно и то же.
8 Ведь удовольствие от золота, или какое-либо иное имущество, почитаемое пустыми, не приносит столько пользы, как образование и забота о нем. Дабы не впасть в мнoгocлoвиe, удлиняя предисловие, мы вернемся к дальнейшему ходу повествования.
9 Димитрий Фалирей, заведующий царской библиотекой, получил крупные суммы на то, чтобы собрать, по возможности, все книги мира. Скупая и снимая копии, он, по мере сил, довел до конца желание царя.
10 Однажды в нашем присутствии он был спрошен, сколько у него тысяч книг, и ответил: "свыше двухсот тысяч, царь, а в непродолжительном времени я позабочусь об остальных, чтобы довести до пятисот тысяч. Но мне сообщают, что и законы иудеев заслуживают того, чтобы их переписать и иметь в твоей библиотеке".
11 "Что же препятствует тeбе, спросил, сделать это? Ведь в твоем распоряжении есть всё, касающееся этого дела!". Димитрий ответил: "необходим еще перевод, так как среди иудеев пользуются особым письмом, подобно тому как египтяне - своим расположением букв, почему имеют и особый язык. Предполагают, что говорят на сирийском, но их не этот, а иного типа". Узнав обо всем, царь повелел написать иудейскому первосвященнику, чтобы привел в исполнение этот план.
12 А я, считая настоящий момент удобным, просил начальников телохранителей Сосивия тарентинца и Андрея о том же, о чем часто - об освобождении переселенных из иудеи отцом царя - действительно, он столь же удачно, как и храбро напал на всю территорию нижней Сирии и Финикии и одних переселил, а других взял в плен, всё подчинив, благодаря страху. В это время он и переселил около ста тысяч из Иудеи в Египет.
13 Около тридцати тысяч из них, лучших воинов, он, вооружив, поселил в крепостях своей страны (хотя много и раньше прибыло с персидским царем, а до этого и иные были отправлены на помощь Псаммитиху, чтобы сражаться против эфиопского царя, но их прибыло не так много, как переселил Птолемей, сын Лага).
14 Выбрав, как мы сказали, цветущих возрастом и отличающихся силою, он вооружил, а остальную массу старцев, юношей, а также женщин, он обратил в рабство, не столько по собственному желанию, сколько по требованию воинов, за услуги, которые они оказали на войнe. А так как мы, о чем ранее сказано, получили известный предлог к освобождению их, то обратились к царю с такими словами:
15 "Царь, не будь настолько безразсуден, чтобы тебя обличали сами факты. Ведь законодательство, которое мы намереваемся не только переписать, но и перевести, имеет силу для всех иудеев; какое же основание у нас будет для отправления, если в твоем царстве огромная масса находится в рабстве? Освободи же, по совершенству и богатству души, угнетаемых бедствиями, ибо, как я тщательно изследовал, Бог, управляющий твоим царством, даровал закон и им.
16 Они, царь, чтут Зрителя всяческих и создателя - Бога, Которого почитают и все, а мы иначе называем Его Зевсом и Дием. Древние дали это удачное наименование Тому, Кем оживотворяется и создано всё; Он же управляет и владычествует над всем. А так как величием души ты превосходишь всех людей, то освободи находящихся в рабстве".
17 Подождав немного, когда мы в душе молились Богу, чтобы Он внушил ему мысль об освобождении всех, ибо человеческий род, творение Бога, Он переменяет и снова изменяет. Поэтому я часто и многообразно призывал Владыку сердец, чтобы Он побудил исполнить то, чего я просил.
18 A выступая с речью о спасении людей, я твердо надеялся, что Бог исполнит просимое; ибо, если люди делают по благочестию то, что, по их мнению относится к справедливости и попечению о прекрасном, то владычествующий над всем Бог руководит их действиями и намерениями - он, подняв голову и милостиво взглянув, спросил:
19 "сколько будет тысяч, по твоему мнению?" Присутствовавший Андрей ответил: "немногим более ста тысяч". Царь сказал: "немногого же просит у нас Аристей". А Сосивий и некоторые из присутствующих ответили это: "действительно, величия твоей души достойно принести величайшему Богу в качестве благодарственной жертвы освобождение их. Так как Владыкой всяческих ты удостоен высочайшей чести и прославлен более твоих предков, то тебе следует принести в благодарность и величайшую жертву".
20 Сильно обрадованный, приказал добавить к жалованью и за каждого человека получать по двадцать драхм; издать об этом указ, а списки изготовить немедленно. Он обнаружил величайшее расположение, ибо Бог исполнил все наши желания и побудил его освободить не только тех, которые пришли с войском его отца, но и тех, которые жили ранее, или впоследствие были приведены в государство, хотя ему и заявляли, что дар обойдется более четырехсот талантов.
21 A копия указа была сделана, по моему мнению, не напрасно, ведь великодушие царя будет гораздо яснее и очевиднее, ибо Бог дал ему возможность послужить спасению множества. Содержание же указа таково:
22 "По приказанию царя, те из соратников нашего отца в Сирии и Финикии, которые при нападении на Иудею захватили пленников иудеев и переселили их в столицу и страну, или продали иным, точно также, если некоторые жили ранее, или впоследствие были приведены оттуда, - владеющие должны немедленно отпустить на свободу, получив тотчас же по двадцать драхм за человека: воины - при выдаче жалованья, а остальные - из царской казны.
23 Ибо по нашему мнению они были взяты в плен и вопреки воле отца нашего и вопреки благородству, а страна их была опустошена и иудеи были переселены в Египет вследствие запальчивости воинов. Ведь добыча, захваченная воинами на поле брани, была достаточно велика, почему и порабощение этих людей совершенно несправедливо.
24 Итак, воздавая, по общему мнению, справедливое всем людям, а особенно угнетаемым неразумно, и во всём стремясь к полному coглacию со справедливостью и благочестием в отношении всех, мы определяем всех иудеев нашего государства, каким бы то ни было образом в рабстве, отпустить на свободу, уплатив владельцам назначенную сумму. Никто не должен медлить исполнением этого; а списки доставить назначенным для этого в течение трех дней со времени издания настоящего указа, предъявляя вместе с тем и самих людей.
25 Ибо мы решили, что осуществление это
го полезно и нам и государству. А о неповинующихся должен доносить всякий желающий, с условием, что он станет господином того, кто окажется виновным, а имущество таковых будет взято в царскую казну".
26 Когда этот указ, в котором находилось всё, кроме: "и если некоторые жили ранее, или впоследствие были приведены оттуда", был подан царю для просмотра, то он, по своему благородству и великодушию, это добавил сам и приказал дать назначение казначеям легионов и царским менялам на всю сумму издержек.
27 В таком виде это постановление было утверждено в течение семи дней, а выкупная сумма достигла более шестисот талантов, ибо много и грудных детей было освобождено вместе с их матерями. Когда же к царю обратились с запросом, выдавать ли и за них по двадцать драхм, то царь приказал делать и это, выполняя во всём его волю полностью.
28 Когда это было исполнено, приказал Димитрию сделать доклад относительно копии иудейских книг. (Ибо эти цари управляли всем при посредстве указов и с великой осмотрительностью. Вот почему я помещаю копии доклада и писем, также количество отправленного и устройство их, так как все они отличались роскошью и искусством.) Копия доклада такова:
29 "Великому царю от Димитрия.
Так как ты, царь, для пополнения отсутствующих в твоей библиотеке книг приказал собрать, а распавшиеся - надлежащим образом исправить, то я, тщательно потрудившись над этим, доношу тебе следующее:
30 отсутствуют, наряду с немногими другими, книги иудейского закона. Они написаны еврейскими буквами и языком, но, как сообщают знающие, слишком небрежно и не так, как должно, ибо не привлекали царского внимания.
31 Teбе необходимо иметь у себя и эти, но тщательно исправив, ибо это законодательство, как божественное, чисто и исполнено мудрости? Поэтому, прозаики, поэты и многие историки были далеки от упоминания о названных книгах и о мужах, которые управлялись на основании их, так как, по словам Экатея Авдиритского, учение в них чисто и священно.
32 Итак, если, царь, угодно, пусть напишут первосвященнику в Иерусалиме, чтобы он прислал старцев особенно добродетельной жизни, сведущих в своём Законе, по шести от каждого колена, чтобы, достигнув coгласия по большинству и получив точный перевод, мы положили на видном месте, достойно и самого дела и твоего намерения. Будь счастлив всегда".
33 После этого доклада царь приказал написать об этом Елеазару, сообщив и об освобождении пленников. А для изготовления сосудов, бокалов, трапезы и чаш для возлияния он дал золота весом пятьдесят талантов, серебра - семьдесят талантов и достаточное количество драгоценных камней (ибо он приказал хранителям сокровищ, чтобы они предоставили мастерам выбирать, что те пожелают) и денег для жертв и на остальное - около ста талантов.
34 Об изготовлении мы скажем после того, как передадим копии писем. Письмо царя было такого содержания:
35 "Царь Птолемей - первосвященнику Елеазару радоваться и здравствовать!
Так как в нашу страну было переселено много иудеев, силою уведенных из Иеросалима персами во время их господства, а кроме того пленников прибыло в Египет и вместе с отцом нашим
36 (большинство их он зачислил в войско на большое жалованье, равным образом и тем, которые жили paнee, он, по доверию к ним, поручил охрану построенных им крепостей, чтобы, таким образом, египтяне были в безопасности; а мы, получив царскую власть, проявили большее человеколюбие по отношению ко всем, а особенно твоим согражданам),
37 то мы освободили более ста тысяч пленников, уплатив их господам следуемую денежную плату и исправляя вместе с тем зло, причиненное им яростью черни. Мы решили, что этим поступаем благочестиво и приносим благодарственную жертву величайшему Богу, Который сохраняет наше царство в мире и величайшей славе во всей вселенной. Зрелых возрастом мы зачислили в войско, а пригодных для нашей службы и заслуживающих доверия при дворе мы определили на должности.
38 Желая сделать угодное и им, и иудеям всего миpa и последующим, мы предрешили перевести ваш Закон греческими буквами с букв, называемых у вас еврейскими, чтобы в нашей библиотеке, наряду с другими царскими книгами, находились и эти.
39 Поэтому ты поступишь прекрасно и согласно нашему желанию, если выберешь старцев добродетельной жизни, сведущих в Законе и сильных в переводе, по шести от каждого колена, чтобы достигнуть согласия по большинству, ибо изследование касается очень важных предметов. Мы полагаем, что, исполнив это, ты приобретешь себе великую славу.
40 Для этого мы посылаем Андрея, начальника телохранителей, и Аристея, которые пользуются у нас почетом; они будут вести с тобою переговоры и доставят начатки приношений в храм, а для жертв и на остальное - сто талантов серебра. А сообщив нам о желаниях, ты приобретешь благосклонность и поступишь согласно дружбе, так как мы возможно скорее исполним то, что тебе угодно. Будь здоров".
41 На это письмо Елеазар тотчас же ответил следующее:
"Первосвященник Елеазар - царю Птолемею, истинному другу - радоваться!
Нам приятно было бы, если бы ты, царица Арсиноя, твоя сестра и дети были здоровы; этого мы и желаем, а мы здоровы.
42 Получив от тебя письмо, мы весьма возрадовались твоему намерению и прекрасному желанию; собрав весь народ, мы прочли ему, чтобы он знал о твоем благоговении к нашему Богу. Мы показали и присланные тобою бокалы, двадцать золотых и тридцать серебряных, пять сосудов, трапезу для возношения и сто талантов серебра для принесения жертв и необходимых исправлений в храме".
43 Это доставили пользующиеся у тебя почетом Андрей и Аристей, мужи добрые, прекрасные, отличающиеся образованием и во всём достойные твоего настроения и справедливости. Они-то и передали нам твоё, на что и с нашей стороны услышали соответствующее твоему письму.
44 Мы исполним всё, что полезно для тебя, даже если бы это было противно природе (ведь это свидетельствует о дружбе и любви), ибо и ты оказал нашим согражданам великие, разнообразные и никогда не забываемые благодеяния.
45 Поэтому мы тотчас же принесли жертвы за тебя, твою сестру, детей и любезных1), и весь народ молился, чтобы исполнилось всё, что тебе угодно, чтобы владычествующий над всем Бог сохранил твоё царство в мире и славе и чтобы перевод святого Закона был сделан с пользою для тебя и тщательно.
46 В присутствии всех мы избрали старцев, мужей добрых и благородных, из каждого колена по шести; их мы отправили вместе с Законом. А ты, праведный царь, прекрасно поступишь, приказав, чтобы эти мужи, по окончании перевода книг, снова безпрепятственно вернулись к нам. Будь здоров".
47 Из первого колена: Иосиф, Езекия, Захария, Иоанн, Езекия, Елисей.
Из второго: Иуда, Симон, Самуил, Адей, Матафия, Есхлемия.
Из третьего: Неемия, Иосиф, Феодосий, Васея, Орния, Дакис.
48 Из четвертого: Ионафан, Аврей, Елисей, Анания, Хаврий, 3ахария.
Из пятого: Исаак, Иаков, Иесуа, Савватий, Симон, Левий.
Из шестого: Иуда, Иосиф, Симон, Захария, Самуил, Шелемия.
49 Из седьмого: Савватий, Седекия, Иаков, Исайя, Иесия, Натфей.
Из восьмого: Феодосий, Иасон, Иесуа, Феодот, Иоанн, Ионафан.
Из десятого: Феофил, Авраам, Арсам, Иасон, Эндемия, Даниил.
50 Из десятого: Иеремия, Елеазар, Захария, Ванея, Елисей, Дафей.
Из одиннадцатого: Самуил, Иосиф, Иуда, Ионафан, Хавев, Досифей.
Из двенадцатого: Исаил, Иоанн, Феодосий, Арсам, Авиит, Иезекииль.
Всего - семьдесят два.
51 Таков был ответ Елеазара и его приближенных на письмо царя.
Согласно обещанию, я опишу тебе также приготовленное. Они были сделаны с необыкновенным искусством, так как царь отпустил большие средства и всегда наблюдал за мастерами. Поэтому они ничего не могли упустить из виду и сделать небрежно.
52 Прежде всего я опишу тебе устройство трапезы. Царь желал сделать это сооружение огромных размеров; но он приказал справиться у местных, какова величина уже существующей и стоящей в Иеросалимском храме.
53 Когда же сообщили её размеры, он снова спросил, можно ли делать большую? Некоторые из священников и другие говорили, что нет препятствий, но он сказал, что желает сделать в пять раз большую, однако опасается, что она окажется непригодной для богослужения.
54 А он, конечно, не хотел, чтобы
приготовленная им только стояла на месте; ему будет гораздо приятнее, если соответствующие службы будут совершаться, как и должно, назначенными для этого на приготовленной им.
55 Для прежней трапезы были указаны меньшие размеры не по недостатку золота, но, сказал, она была сделана таких размеров по известным, как кажется, основаниям. А если бы оказалось необходимым увеличить её, то ни в чем не было бы недостатка. Поэтому не следует ни уменьшать, ни увеличивать удачно избранные.
56 Итак приказал широко пользоваться различными искусствами, ибо он всё замышлял в величественных чертах и обладал природной способностью представлять предметы в их готовом виде. Что не было записано, он приказал делать согласно с красотой, а что было указано, в этом следовать размерам.
57 Из чистого золота было сделано массивное сооружение длиною в два локтя, шириною в один локоть и высотою в полтора локтя; говорю же не о накладном золоте, но о том, что была положена массивная доска.
58 Вокруг был сделан ободок, шириною в ладонь, с витыми бортами, украшенными рельефной плетеной резьбой, удивительно искуссно выгравированной с трех сторон, ибо был треугольным.
59 На каждой стороне работа была выполнена одинаково, так что, в какую бы сторону ни поворачивать, вид был один и тот же. Но в то время, как художественная работа под ободком была обращена к трапезе, наружная поверхность была видима приходящему.
60 Поэтому верхний край с обоих сторон был острым, ибо, как сказано ранее, был сделан треугольным (в какую бы сторону его ни поворачивать). Посредине плетения в него были вставлены различные драгоценные камни, прикрепленные один к другому с неподражаемым искусством.
61 Все они для безопасности были укреплены в отверстиях золотыми гвоздями, а на углах для прочности оправы связывались вместе.
62 По бокам у ободка в верхней части кругом было сделано всё усеянное драгоценными камнями подобие яиц2), изображенное выступами при помощи сплошного барельефа в виде полос, плотно прилегающих одна к другой вокруг всей трапезы.
63 A под изображенным из драгоценных камней подобием яиц художники превосходно и очень отчетливо сделали венок, изобилующий всякими плодами: виноградными кистями, колосьями, финиками, масличными ягодами, гранатовыми яблоками и т. п. Для изображения этих плодов они употребили камни, соответствующие цвету каждого плода и прикрепили их к золотому кольцу вокруг всей трапезы, сбоку её.
64 Украсив ободок, они внизу под изображением подобия яиц устроили таким же образом и остальные части рельефных украшений и резьбы, так что трапеза была сделана для пользования с обоих сторон, с какой угодно. Были сделаны и борты и ободок в нижней части у ножек.
65 По всей ширине трапезы они сделали массивную доску в четыре пальца толщиною, в неё были вставлены ножки и под ободком укреплены шипами, находящимися в углублениях, чтобы можно было пользоваться с какой угодно стороны. Это можно было видеть на верхней доске, так как это произведение было устроено для употребления с обоих сторон.
66 На самой же трапезе превосходно и рельефно изобразили мэандр3), посредине которого находилось множество драгоценных камней разных пород: рубины, смарагды, ониксы и другие породы камней превосходного качества.
67 Под изображением мэандра находилась сделанная удивительно искусно сетка, посредине имеющая узор в форме ромба. В него были вставлены горный хрусталь и так называемый янтарь, производя необычайное впечатление на зрителей.
68 Ножки были сделаны в форме головок лилий, под трапезой лилии загибались, а с лицевой стороны имели прямые листья.
69 Основание ножек на полу - из рубина и всюду имело четыре пальца, с лицевой стороны имея форму башмака в восемь пальцев ширины. На нем и удерживалась вся тяжесть ножек.
70 Вырезали из камня плющ, обвитый тернием и виноградной лозой, которая вместе с виноградными кистями, вытесанными из камня, окружала ножки до верху. Таково было устройство четырех ножек. Всё было сделано и выступало ясно; опытность и искусство неизменно превосходили действительность, так что при дуновении воздуха листья начинали двигаться, ибо всё было сделано так, чтобы изображать действительность.
71 Переднюю сторону трапезы сделали из трех частей, как бы в форме триптиха, и по толщине сооружения скрепили одну с другой шипами в форме гусиной лапки, так что соединение скреп не было видно и нельзя было найти. А толщина всей трапезы была не меньше полулоктя, так что на всё сооружение пошло много талантов.
72 А так как царь не запрещал увеличивать размеров, то, если нужно было издержать больше приготовленного, царь отпускал на это и больше. Согласно его желанию всё было исполнено удивительно и достойным образом, безподобно со стороны искусства и безукоризненно в отношении красоты.
73 Два сосуда были сделаны из золота; от основания и до середины они были покрыты чешуйчатой резьбой, а между чешуей были весьма искуссно устроены скрепы из драгоценных камней.
74 Далее лежал мэандр высотою в локоть; он был рельефно изображен при помощи драгоценных камней различного цвета, свидетельствуя как о зрелости искусства, так и о тщательности. За ним рельефное украшение в виде ромба, которое до отверстия имело форму сети.
75 Впечатление красоты дополняли небольшие щиты величиною не меньше четырех пальцев из различных драгоценных камней и расположенные посредине один подле другого. А по краю отверстия, кругом, были изображены лилии с цветками и виноградные лозы, переплетающиеся с виноградными кистями.
76 Таково было устройство золотых сосудов, которые вмещали более двух метритов4). Что касается серебряных, то они были сделаны гладкими, вроде зеркала, и уже это было удивительно, так как в них гораздо яснее, чем в зеркале, отражалось всё, что подносили.
77 По сравнению с отражаемой ими действительностью их действие описать невозможно. Когда всё было окончено и предметы были поставлены один подле другого, то есть сначала серебряный сосуд, затем золотой, снова серебряный и золотой, то действие их вида было совершенно неописуемо, так что приходившие посмотреть на них не могли уйти вследствие их необычайного блеска и прелести для взоров.
78 Впечатление от их наружного вида было разнообразно. Когда смотрели на работу из золота, явля­лась радость с удивлением, так как внимание непрерывно устремлялось на каждое из этих художественных произведений. А если кто, напротив, хотел взглянуть на серебряные сосуды, то они всюду и кругом начинали блестеть, где бы кто ни стоял, и доставляли зрителю еще большее удовольствие. Таким образом, изящество их совершенно нельзя описать.
79 На золотых бокалах посредине были выгравированы венки виноградной лозы, а по краям вырезали венок, сплетенный из плюща, мирты и маслины, вставив различные драгоценные камни. Остальные части граверной работы они сделали из различных узоров, усердно стремясь всё сделать для большей славы царя.
80 Вообще, таких роскошных и художественных предметов нет не только в царских сокровищницах, но и в ничьих других. Ибо славолюбивый царь не мало подумал над тем, чтобы всё было исполнено прекрасно.
81 Часто он оставлял публичные аудиенции и внимательно следил за художниками, чтобы они выполняли свою работу достойно того места, куда отправлялись их произведения. Поэтому всё делалось великолепно и достойно, как царя, отправляющего, так и первосвященника, управляющего этим местом.
82 На работу пошло великое множество драгоценных камней, притом большой величины, не менее пяти тысяч и всё отличалось художественностью исполнения, так что количество драгоценных камней и работа ювелиров стоили в пять раз дороже золота.
83 Я сообщил тебe описание их, предполагая, что это необходимо. Дальнейшее содержит наше путешествие к Елеазару. Сначала я опишу устройство всей страны. Когда мы прибыли на место, то увидели город, лежащий посредине всех иудеев, на очень высокой гopе.
84 На краю был построен храм превосходного вида, три стены, высотой более семидесяти локтей, а их ширина и длина соответствовали устройству храма, так как всё было построено с необыкновенными во всех отношениях великолепием и роскошью.
85 Очевидно было, что на двери, на прик
репление их к косякам и укрепление притолоков затрачены были также огромные суммы.
86 Устройство завесы во всем было совершено подобно дверям. Особенно приятный вид, от которого с трудом можно было оторваться, она получала при дуновении ветра, когда ткань приходила в непрерывное движение, так как дуновение от основания передавалось по складкам до верхнего края.
87 Устройство жертвенника отвечало месту и сожигаемым на огне жертвам, точно также и подъем к нему; место это, вследствие необходимого благоприличия, имело наклон, так как священники совершали служение одетыми до пят в льняные хитоны.
88 Храм лицом был обращен к востоку, а задней стороной - на запад. Весь пол был вымощен камнем, а для стока воды от замывания жертвенной крови имел в соответствующих местах наклон; ибо в праздничные дни приводились для жертв тысячи скота.
89 Скопление же воды было неисчерпаемо, так как внутри протекал обильный естественный источник, а под землею, кроме того, находились удивительные и неописуемые водоемы. И показывали на пять стадий вокруг основания храма безчисленные галереи каждого из них, так как потоки в каждой части соединялись друг с другом.
90 Всё это на полу и стенах было обложено свинцом, а поверх этого покрыто толстым слоем штукатурки, так что всё было сделано прочно. Частые отверстия в полу не были известны никому, кроме служащих, как будто всё множество жертвенной крови очищалось одним движением и мановением.
91 Объясню, насколько я, по моему убеждению, сам удостоверился, и устройство водоемов. Меня вывели за город дальше, чем на четыре стадии, и приказали, наклонившись в известном месте, прислушаться к шуму от встречи вод. Вследствие этого мне, как сказано, ясной стала величина водоемов.
92 Служение священников по силе, а также настроению благоприличия и тишины несравненно. Все усердно трудятся по доброй воле и с великим напряжением; каждый же заботится о порученном. Они непрерывно работают: одни доставляют дрова, другие - масло, иные - крупинчатую муку; иные - ароматы; другие - сожигают части жертвенного мяса, обнаруживая необыкновенную силу.
93 Взяв обоими руками ноги телят, каждая из которых весит почти более двух талантов, они удивительно ловко и без промаха бросают их обоими руками на значительную высоту, точно также и овец и коз, отличающихся значительным весом и тучностью. Назначенные для этого выбирают безпорочных и особенно тучных и совершается вышеуказанное.
94 Для отдыха им назначено место, где сидят отдыхающие. В это время пробуждаются те из отдыхавших, которые имеют желание, хотя никто не приказывает им служить.
95 А тишина такова, что можно подумать, будто здесь нет никого, хотя служащих находится около семи тысяч (количество приносящих жертвы также очень велико), но всё совершается в страхе и достойно великого Божества.
96 Нас охватило великое изумление, когда мы увидели Елеазара в служении, его облачение и славу, которая обнаруживалась в носимом им хитоне и камнях на нем. Вокруг его подира были золотые позвонки, которые издавали свое­образные гармонические звуки, а около каждого из них разноцветные гранатовые яблочки поразительной окраски.
97 Он быль опоясан превосходным и великолепным поясом, вытканным из красивейших цветов. На груди он носит так называемый наперсник судный, в который были вставлены оправленные в золото двенадцать камней различной породы, с расположенными согласно первоначальному порядку именами начальников колен. Каждый сверкал своим характерным и неописуемым природным блеском.
98 На голове имеет так называемый кидар, а на нем безподобная митра, то есть святая диадема, на которой над бровями священным шрифтом на золотом листке было вырезано имя Божие, полное славы. В таком виде выходит тот, кто был признан быть достойным этого, на служение.
99 Всё это вместе вызывало страх и трепет, так что казалось, будто приходишь в иное место, вне этого миpa. И я утверждаю, что каждый человек, приходя посмотреть на это, повергался в изумление и невыразимое удивление, так как мысль его изменялась вследствие святого устройства во всём.
100 Чтобы узнать всё, мы производили осмотр, поднявшись на лежащую около города крепость. Она расположена на самом высоком месте и укреплена множеством башен, так как они доверху выстроены из больших каменных плит, для охраны, как мы понимаем, мест около храма
101 (чтобы, в случаe какого-либо нападения, бунта, или вторжения неприятелей, никто не мог проникнуть за стены, окружающие храм, так как на башнях крепости есть метательные машины и разные снаряды, а место это лежит выше упомянутых ранее стен),
102 так как эти башни охраняются наиболее надежными мужами, давшими отечеству великие доказательства. Им разрешается выходить из крепости только по праздникам, притом по частям. Точно также никого не разрешается и впускать.
103 Большую осторожность соблюдают они, если начальник дал разрешение впустить кого-либо для осмотра. Это случилось и с нами. С трудом безоружных нас двух впустили, чтобы посмотреть на принесение жертв.
104 Говорили, что они обязались в этом клятвою. Bcе они, числом пятьсот, поклялись (конечно, при клятве дело по необходимости выполняется по-божески) не впускать в крепость болee пяти человек одновременно. Ведь крепость является единственной защитой храма и строитель укрепил её так для охраны указанного ранее.
105 Город - средней величины, так как стена, насколько можно догадываться, имеет около сорока стадий. Башни расположены в нем в форме театра; в нижних входы не видны, а в верхних заметны; в них и выходы. Местность имеет подъем, так как город построен на горе.
106 Ко входам - лестницы; одни - вверху, а другие внизу, и очень удалены от дороги, чтобы те, которые живут в чистоте, не соприкасались с недозволенным.
107 И начальники города неслучайно построили его симметрично, но по мудром размышлении. Так как эта страна обширна и прекрасна, и одни части её ровны, как например по направлению к Самарии и граничащие с Идумеей, а другие, как например посредине страны, гористы, то необходимо постоянно возделывать и обрабатывать землю, чтобы таким путем и эти стали плодородными. Если делать это, то во всей указанной стране всё приносит обильные плоды.
108 В городах, отличающихся своей величиной и соответствующим благоденствием, население многочисленно, а страна оставляется в пренебрежении, так как все склоняются к жизненным радостям, ибо все люди склонны к yдoвольcтвиям.
109 Это имеет место и в Александрии, превосходящей все города своей величиной и благоденствием. Именно, те из поселян, которые, прибыв в неё погостить, остаются надолго, отвыкают от земледельческого труда.
110 Поэтому, чтобы они не задерживались, царь разрешил оставаться не более двадцати дней. Соответственно этому он сделал письменное распоряжение чиновникам: если необходимо вызвать кого-либо, то разбираться в течение пяти дней.
111 В виду важности дела он назначил для каждого округа судей и их помощников, чтобы земледельцы и поверенные, получая доходы, не уменьшали городских кладовых; говорю же я о земледельческих налогах.
112 Мы уклонились в сторону, потому что Елеазар прекрасно на примерах разъяснил нам вышеизложенное. Действительно, труд при обработке земли велик. И страна их изобилует масличными деревьями, хлебными плодами, овощами, а кроме того виноградом и массою меда (других плодовых деревьев и финиковых пальм у них нет), множеством различного скота и обилием пастбищ для него.
113 Поэтому они прекрасно обратили внимание на то, что эта страна требует многочисленного населения, и установили надлежащее отношение между городом и деревнями.
114 Кроме того, сюда доставляется арабами масса благовоний, различных драгоценных камней и золота. Страна эта, удобная для земледелия, пригодна и для торговли, а город - для: занятия различными ремеслами. Она не имеет недостатка ни в чем, что доставляется морем.
115 Есть в ней и удобные гавани доставляющие: у Аскалона, Яфы, Газы, а также у основанной царем Птолемаиды, которая находится посредине первых, на небольшом от них разстоянии. Страна эта имеет всё в изобилии, так как всюду хорошо орошается и прочно защищена.
116 Её окружает река, называемая Иорданом, которая никогда не пересыхает (первоначально страна эта была не менее шестидесяти ми
ллионов арур5), но впоследствие, когда соседи были вытеснены из неё, шестьсот тысяч мужей получили в удел сто арур). Разливаясь, подобно Нилу, она около времени жатвы увлажняет большую часть страны.
117 Он впадает в другую реку, в стране Птолемеев, а эта выходит в море. Текут и иные горные потоки, охватывающие окрестности Газы и местность Азота.
118 Охраняется самою природой, будучи недоступна для вторжения и непроходима для больших масс, так как дороги узки, её окружают утесы и глубокие ущелья, a кромe того все горы вокруг этой страны скалисты.
119 Говорили также, что ранее в соседних горах Аравии существовали медные и железные рудники, но во время господства персов они были оставлены, так как начальники того времени пустили ложные слухи, будто разработка их безполезна и дорого обходится,
120 чтобы вследствие добывания оных не погибла страна и, при их тирании, не отпала, тогда как путем этой клеветы они получили предлог к доступу в эту местность. Итак, брат Филократ, я указал тебе главное и сколько нужно было об этом; далее же мы изложим то, что касается перевода.
121 Елеазар выбрал лучших мужей, отличающихся образованием и знатностью рода, которые приобрели навык не только в иудейской литературе, но тщательно позаботились и об изучении греческой.
122 Поэтому они были пригодны для посольства и в необходимых случаях исполняли его; они обладали большими дарованиями к беседам и изследованию в области Закона, стремясь к среднему положению (ибо оно прекраснее всего); они оставили грубость и неотделанность мысли, а также пренебрегли самомнением и своим превосходством над другими; в беседах они были примером для других, как своим умением слушать, так и отвечать каждому должное; все они соблюдают это, желая в этом более всего превосходить друг друга, все быть достойными своего начальника и его добродетели.
123 А что они любили Елеазара, видно было, как они с неохотой покидали его. И сам он не только царю написал о возвращении их, но настойчиво просил Андрея и нас содействовать, насколько можем.
124 И хотя мы обещали внимательно заботиться о них, он говорил, что сильно безпокоится. Действительно, он знал, что любящий доброе и добрых царь выше всего ставит приглашеше таких людей, которые где-либо признаются, как отличающиеся от других своим образованием и разумом.
125 Царь, я полагаю, прекрасно говорит, что, имея около себя мужей праведных и мудрых, он приобретет лучшую охрану для своего царства, так как друзья с полной откровенностью советуют ему полезное. А этим именно и обладали посланные Елеазара.
126 И он клятвенно уверял, что он не отпустил бы этих людей, если бы того требовало какое-либо иное личное его дело, но он отправляет их для общего исправления всех граждан.
127 Ибо добродетельная жизнь заключается в соблюдении законов, а это гораздо лучше достигается путем слушания, чем путем чтения. Итак, предлагая их и подобное им, Елеазар ясно показывал свое расположение к ним.
128 Следует вкратце упомянуть и о том, что Елеазар ответил нам на наши вопросы (ибо я полагаю, что многиe серьезно интересуются некоторыми из законов о пище и питье, а также о животных, признаваемых нечистыми).
129 Итак, когда мы спросили, почему, несмотря на одинаковое происхождение, одни считаются нечистыми для еды, а другие и для прикосновения (ибо большинство из Закона отличается суеверием, а в этих частях полным), то он начал на это следующее.
130 "Ты видишь, - сказал он, - как влияют образ жизни и знакомства; поддерживая знакомство с порочными, люди совращаются и становятся несчастными на всю жизнь; а если они живут в обществе мудрых и разумных, то из неведения вступают в жизнь лучшую.
131 Поэтому наш законодатель, определив прежде всего то, что относится к благочестию и справедливости, научив всему этому не только в форме запрещений, но и путем разъяснений, показав вредные последствия, а также наказания, посылаемые Богом виновникам этого
132 (ибо прежде всего он и указал, что Бог един и сила Его очевидна всюду, так как всякое место полно Его господства и от Него не скроется ни одно из тайных дел людей на земле, но Ему видно всё, что делает и намеревается делать человек),
133 тщательно выполнив это и сделав вполне очевидным, он показал, что, если бы кто и замыслил сделать дурное, то не не скрыл, но даже и не сделал бы, на протяжении всего законодательства указывая могущество Божие.
134 Итак, положив такое начало и показав, что все остальные люди, кроме нас, почитают многих богов, хотя сами гораздо сильнее тех, кого безразсудно чтут
135 (действительно, сделав из дерева и камней статуи, они говорят, что это образы тех, которые изобрели нечто полезное для их жизни; им они покланяются, сразу обнаруживая глу­пость.
136 Разве они не [обнаружили бы] полное неразумие, если бы на этом основании, вследствие изобретения, кто-либо был обоготворен? Действительно, взяв одну из тварей, они лишь заметили и указали пользу, но не создали её устройства.
137 Поэтому тщетно и безразсудно обоготворять подобных. И теперь ведь еще есть много людей более ученых и изобретательных, чем прежде, и не доходят до того, чтобы поклоняться им. Создавшие эти образы и составители мифов считают себя самыми мудрыми из греков.
138 Что же говорить о других, более безразсудных, о египтянах и подобных им? Они останавливаются на зверях, на большинстве гадов и животных, покланяются им и приносят жертвы, как живым, так и павшим),
139 и вот, имея в виду всё это, мудрый законодатель, которого Бог наделил способностями к познанию всего, огородил нас частоколом, которого нельзя прорубить, и железными стенами, чтобы мы ни в чем не смешивались с другими народами, пребывая чистыми по телу и душе, свободными от пустых учений, выше всех тварей почитая единого и могущественного Бoгa.
140 На этом основании начальники египтян, их жрецы, постигшие многое и знакомые с письменами, называют нас людьми Божиими. А это неприложимо к остальным, если они не почитают истинного Бога, но являются людьми пищи, питья и одежды.
141 Действительно, к этому направлено всё настроение их души, а у наших это вменяется ни во что; мы в течение всей жизни занимаемся изследованием божественного правления.
142 Поэтому, чтобы мы ни с кем не смешивались и, имея общение с порочными, не испортились, всюду оградил нас законами о чистоте, в пище, питье, прикосновениях, в том, что мы слышим и видим.
143 Вообще, всё подобное согласно с естественным разумом, так как установлено одной Силой и каждое в отдельности о том, почему мы воздерживаемся и пользуемся, имеет глубокое основание.
144 Для примера я кратко объясню тебе одно или два, чтобы ты не впал в опровергнутое мнение, будто Моисей заповедует это, заботясь о мышах, куницах и тому подобных. Напротив, все важные определения сделаны ради справедливости, с целью чистых размышлений и образования нравов.
145 Все птицы, которыми мы питаемся, - ручные, чистые, питающиеся овощами и пшеницей, как например голуби, горлицы, куры, куропатки, гуси и прочие, подобные им.
146 А в ряду запрещенных птиц ты найдешь диких, плотоядных, порабощающих благодаря своей силе остальных и несправедливо пожирающих названных выше ручных. Да и не только этих; они похищают даже ягнят, козлят и причиняют вред людям, как мертвым, так и живым.
147 Поэтому, назвав еще нечистыми, обозначил этим, что те, для кого назначено законодательство, должны быть справедливыми по душе, никого не угнетать, полагаясь на свою силу, и ничего не похищать, но управлять своею жизнью согласно справедливости, подобно тому, как названные выше ручные птицы питаются овощами, растущими на земле, и не пользуются своей силой для угнетения более слабых и родственных.
148 И вот, посредством такого законодатель дал знамение разумным, чтобы они были справедливыми, не насильничали и, полагаясь на свою силу, не угнетали других.
149 А если этих, вследствие их природных особенностей, не должно даже и касаться, то как же не охранять себя всячески от того, чтобы наши нравы не извратились в этом.
150 Итак, всё о разрешении этих и животных изложены нам в форме символов. Так, раздвоенность копыт и разделение когтей является символом того, чтобы разграничивать каждое из дел, стремясь к прекрасному.
151 Иб
о сила всего тела и деятельность его опору имеет в плечах и бедрах. Поэтому, этим символом принуждает всё направлять к справедливости с разделением, а также, что мы отличаемся от всех людей.
152 Действительно, большинство остальных людей оскверняют себя совокуплениями, совершая тяжкую несправедливость, и этим хвалятся целые страны и города; они не только вступают в сношения с мужчинами, но оскверняют матерей и дочерей. Мы же воздерживаемся от этого.
153 Но кто владеет указанным выше способом различения, тот, как он указал, владеет им и в отношении памяти. Ибо все, раздвояющие копыта, отрыгают и жвачку, ясно показывая размышляющим свойства памяти;
154 ведь жвачность есть ничто иное, как воспоминание о жизни и устройстве, и полагает, что жизнь поддерживается благодаря питанию.
155 Поэтому и чрез писание он предписывает следующее: "помни ЯХВЕ, Бога твоего, сотворившего среди тебя великое и чудное". Действительно, если подумать, то великим и славным окажется прежде всего скрепление тела, потребление пищи и разделение каждого члена.
156 Еще более безконечной мудрости заключает устройство чувств, деятельность мысли и невидимое движение, а также быстрота действия в каждом и изобретение искусств. 157 Поэтому предписывает помнить, что указанное выше вместе с устройством хранится божественной силой. Всякое время и место он определил для постоянного памятования о Боге, владыке и хранителе.
158 Поэтому он повелевает, чтобы при пище и питье сначала принести начатки Богу и затем пользоваться. Далее он дал нам знак воспоминания и на покровах6); точно также, для памяти о том, что Бог есть, он приказал нам поместить изречения на дверях и воротах7).
159 И на руках он ясно приказал привесить знак8), ясно показывая, что всякое действие должно совершать справедливо, памятуя о своем устройстве, а более всего питая страх к Богу.
160 Призывает также, отходя ко сну, вставая и путешествуя, изучать творения Божии и не только на словах, но и в мыслях рассматривать свои движения и представления, когда мы отходим ко сну и когда пробуждаемся, так как смена этого божественна и непостижима.
161 Итак, тебе показано превосходное учение в отношении к различию и памяти, как мы истолковали раздвоенность копыт и жвачность. Это заповедуется душе не безцельно и случайно, но ради истины и руководства к здравому учению.

Примечания:

1 ????? - один из почетных придворных титулов.

2 Предположительный перевод греч. ??????.

3 Небольшая река в Малой Азии, которая вследствие извилистости своего течения вошла в поговорку.

4 Метрит - 39,39 литра.

5 Арура - ок. 605,5 кв. сажень, т. е. ок. 145,298 кв. верст.

6 Имеются ввиду т. н. цицит - шерстяные кисти голубого или белого цвета, которые каждый иудей должен был носить на четырех концах талеса (Числ. 15:37-41; Втор. 22:12).

7 Речь идет о мемузе, т. е. о продолговатой коробочке, в которой находился пергамент с отрывками из Втор. 6:4-9 и 11:13-21. Мемуза прикреплялась к правой половине дверей, вверху (Втор. 6:9; 11:20).

8 Т. наз. тефилин или филактерий - небольшая коробочка кубической формы, в которой находился пергамент с Исх. 13:1-10,11-16; Втор. 6:4-9, 11:13-21. Тефилин привязывался посредством ремней к левой руке.