Логотип. Изобилие Тур
Поиск по сайту
Меню сайта
Энио-технологии Личной Силы
Открытие энио-каналов
Очищение
Форум
Литература
Авторизация



Книга Юбилеев или Малое Бытие. Глава 26-37 Печать Отправить ссылку другу

Книга Юбилеев или Малое Бытие

Продолжение

XXVI.


И в седьмой год этой седмины Исаак призвал старшего сына своего Исава и сказал ему: «Сын мой, я стар, и вот очи мои притупились для зрения, и я не знаю, когда умру. И теперь возьми свои охотничьи орудия, свой колчан и лук, и выйди в поле, и добудь дичи для меня, и налови мне что-нибудь, сын мой, и приготовь мне кушанье, как любит душа моя, и принеси его мне, чтобы я ел, и душа моя благословила тебя, прежде чем я умру». И Ревекка услышала речь его, когда Исаак говорил Исаву. И Исав вышел рано в поле, чтобы добыть дичи, и наловить, и принести своему отцу.


И Ревекка позвала сына своего Иакова и сказала ему: «Вот я слышала, как отец твой Исаак говорил с братом твоим Исавом, говоря: «Налови мне какой-нибудь дичи, и приготовь мне кушанье, и принеси его мне, чтобы я благословил тебя пред Господом, прежде чем я умру». И теперь выслушай слово мое, сын мой, что я тебе велю! Ступай в свое стадо и принеси мне двух хороших козлят, я приготовлю из них кушанье, как он любит. И ты отнесешь его отцу твоему поесть, дабы он благословил тебя пред Господом, прежде чем умрет, и ты будешь благословен!» И Иаков сказал матери своей Ревекке: «Мать, я ничего не жалею, что отец мой может есть н что ему угодно. Только я боюсь, мать моя, как бы он не узнал моего голоса и не ощупал меня; ты знаешь ведь, что я гладкий, а брат мой Исав волосат; и как бы мне не явиться в его очах преступником, и не сделать чего-либо такого, чего он не повелел мне, и как бы он не разгневался на меня, и я навлеку на себя проклятие, а не благословение». И мать его Ревекка сказала ему: «Пусть на меня придет твое проклятие, сын мой; скорее послушайся гласа моего!»



И Иаков послушался гласа матери своей Ревекки, и пошел, и сходил за двумя хорошими тучными козлятами, и принес их матери своей, и мать его приготовила их, как он любил. И Ревекка взяла одежды старшего сына своего Исава, самые дорогие, какие были у нее в доме, и одела у себя в них Иакова, и кожею козлят обложила его руки и открытые части его тела. И она дала кушанье и обед, который приготовила, в руки сыну своему Иакову; и он вошел к своему отцу и сказал: «Я, сын твой, сделал, что ты сказал мне; встань и сядь, и поешь того, что я наловил, отец, чтобы душа твоя благословила меня». И Исаак сказал сыну своему: «Как это ты так скоро наловил дичи, сын мой?» И Иаков сказал: «Пославший мне это, Бог твой, был со мною». И Исаак сказал ему: «Подойди сюда, чтобы я тебя ощупал, сын мой, сын ли ты мой Исав или нет». И Иаков подошел к отцу своему Исааку, и он ощупал его и сказал: «Голос — голос Иакова, но руки Исава»; и он не узнал его; ибо было соизволение (послание) с неба, которое отняло чувство его. И Исаак не узнал его, ибо руки его были, как руки того, и волосаты, как руки Исава, дабы он благословил его. И он сказал: «Сын ли ты мой?» И он сказал: «Я сын твой». И он сказал: «Подай мне поесть того, что наловил ты, сын мой, дабы душа моя благословила тебя!» И он поднес ему, и он ел; и он подал ему вина, и он пил. И отец его Исаак сказал: «Подойди и поцелуй меня, сын мой!» И он подошел и поцеловал его; и он ощутил запах одежды его. И он благословил его и сказал: «Вот запах от сына моего, как запах от поля, которое благословил Господь. Да даст тебе Господь и сделает жребием твоим много росы небесной и плодородия земли, и много хлеба; и масла да даст тебе Он в изобилии! И да послужат тебе народы, и люди (племена) да поклонятся тебе! Ты будешь господином над братьями своими, и сыны матери твоей да поклонятся тебе! И все благословения, которыми Господь благословил меня и отца моего Авраама, да будут на тебе и семени твоем до века! Проклинающий тебя да будет проклят, и благословляющий тебя да будет благословен!»



И после того, как Исаак кончил благословлять сына своего Иакова, и Иаков вышел от отца своего Исаака и скрылся, пришел его брат Исав с охоты; и он также приготовил кушанье, и принес его отцу своему, и сказал отцу своему: «Отец мой, встань и поешь моей дичи, чтобы душа твоя благословила меня!» И отец его Исаак сказал ему: «Кто ты?» И он сказал: «Я первенец твой Исав, я сделал, как ты повелел мне». И Исаак вострепетал великим трепетом и сказал: «Кто же тот, который мне добыл дичи, и наловил, и принес, чтобы я ел от всего, прежде чем ты пришел, и я благословил его? Да будет благословен он и все семя его вовек!» И когда Исав услышал речь отца своего Исаака, то поднял громкий вопль, горько сетуя, и сказал отцу своему: «Благослови и меня, отец!» И он сказал ему: «Твой брат пришел хитростью и восхитил благословения твои». И Исав сказал: «Теперь я знаю, почему он называется Иаковом; дважды он теперь запнул меня: в первый раз он взял мое первородство, а теперь он взял у меня мое благословение». И он сказал: «Разве ты не оставил для меня благословения, отец?» И Исаак отвечал и сказал Исаву: «Вот я сделал его господином над тобою и над всеми его братьями, и дал их ему в рабы; изобилием хлеба и масла я сделал его сильным; что я теперь сделаю тебе, сын мой?» И Исав сказал отцу своему Исааку: «Разве у тебя только одно благословение, отец? Благослови и меня, отец!» И Исав возвысил голос свой и заплакал. И Исаак отвечал и сказал ему: «Вот от тучности земли будет благословение твое и от росы небесной свыше; своим мечом будешь питаться ты и будешь служить твоему брату. И будет, если ты сделаешься великим и свергнешь ярмо его с выи твоей, то совершишь смертный грех, и все твое семя будет истреблено под небом». И Исав разгневался на Иакова за благословение, которым отец его благословил его, и сказал в сердце своем: «Теперь придут дни плача по отце моем, и я убью брата моего Иакова».




XXVII.


Тогда было открыто во сне Ревекке слово Исава, старшего ее сына. И Ревекка послала и призвала Иакова, старшего сына своего, и сказала ему: «Вот брат твой Исав замышляет мщение, чтобы убить тебя. И ныне послушайся гласа моего, встань и беги к брату моему Лавану, и оставайся у него некоторое время, пока не переменится гнев брата твоего, и он не оставит гнева своего против тебя, и забудет все, что ты сделал ему, и тогда я пошлю и вызову тебя оттуда». И Иаков сказал: «Я не боюсь; если он хочет убить меня, то я сам убью его». И она сказала: «Так я лишилась бы в один день обоих моих сыновей». И Иаков сказал своей матери Ревекке: «Вот ты знаешь, что мой отец стар, и я вижу, что очи его ослабели; и если я покину его, то это будет злом пред очами его, что я оставлю его и уйду от вас; и отец мой разгневается и проклянет меня. Я не могу идти; только если он меня отошлет, чтобы я шел, то я пойду». И Ревекка сказала Иакову: «Я войду и скажу ему это, чтобы он отпустил тебя». И Ревекка вошла и сказала Исааку: «Мне стала противною моя жизнь из-за обеих дочерей Хета, которых Исав взял себе в жены, и если Иаков возьмет себе жену между дочерями этой страны, которые такие же, как и те, то зачем мне еще жить? ибо дочери земли Ханаанской злы». И Исаак призвал своего сына Иакова, и благословил его, и увещевал его, и сказал ему: «Не бери себе жену из всех дочерей Ханаана; соберись, иди в Месопотамию, в дом Бефуела, отца твоей матери, и возьми себе оттуда жену из дочерей Лавана, брата твоей матери. И Бог небесный да благословит тебя, и возрастит тебя, и умножит тебя, чтобы ты сделался обществом народов. И да даст Он тебе благословения отца моего Авраама, тебе и твоему семени после тебя, дабы ты наследовал землю твоего странствования и всю землю, которую Господь дал Аврааму. Иди, сын мой, с миром!» И Исаак отпустил Иакова, и он пошел в Месопотамию к Лавану, сыну Бефуела, сирийцу, брату Ревекки, матери Иакова.


И было, когда Иаков собрался идти в Месопотамию, Ревекка опечалилась о своем сыне и плакала. И Исаак сказал Ревекке: «Сестра моя! не плачь о моем сыне Иакове, ибо с миром он пойдет и с миром возвратится. Бог всевышний охранит его от всякого зла, и будет с ним, и не оставит его во все дни; ибо я знаю, что Господь даст успех в путях его, повсюду, где он пойдет, пока не возвратится к нам с миром, и мы увидим его в мире. Не бойся за него, сестра моя, ибо путь его прямой, и он муж благочестивый и верный, и посему не погибнет. Не плачь!» И Исаак утешал Ревекку о сыне ее Иа


кове и благословил его.



И Иаков вышел от клятвенного колодезя, чтобы идти в Харран, в первый год второй седмины сорок четвертого юбилея, и пришел в Лозу на горе, т. е. в Вефиль, в новолуние первого месяца, в эту седмину; и дошел до некоторого места, когда был вечер. И он уклонился несколько к западу от дороги в ту ночь и заснул здесь, ибо солнце зашло. И он взял один из камней того места и положил его под дерево, — ибо он странствовал один — и заснул, и видел сон в ту ночь. И вот лестница была утверждена на земле, вершина которой досягала до неба. И вот Ангелы Господни поднимались и опускались по ней, и сам Господь стоял на ней. И Господь говорил с Иаковом и сказал: «Я Бог отца твоего Авраама и Бог Исаака; землю, на которой ты стоишь, Я дам тебе и твоему семени после тебя; и твое семя будет как пыль земная, и ты размножишься к западу и востоку, и югу, и северу, и благословятся в тебе и твоем семени все страны народов. И вот Я буду с тобою, и буду охранять тебя повсюду, где ты будешь ходить, и возвращу тебя в мире в эту землю. Ибо Я не оставлю тебя, пока не исполню все, что Я сказал тебе». И Иаков спал (пробудился) и сказал: «Точно, это место — дом Господа, и я не знал сего». И он убоялся и сказал: «Священно это место, на котором ничего нет иного, как только дом Господень; и это врата небесные». И утром рано встал Иаков и взял камень, который он положил себе в изголовье, и поставил его памятником в знамение на этом месте, и возлил на него сверху елей, и нарек имя тому месту Вефиль. Прежде же оно называлось Луз, как страна. И Иаков дал Богу обет, говоря: «Если Господь будет со мною, и сохранит меня на том пути, в который я иду, и даст мне хлеб в пищу и одежду для одеяния, и я возвращусь в мире в дом отца моего, то да будет Господь моим Богом, и также камень этот, который я поставил в этом месте памятником в знамение, да будет домом Господним! И из всего, что Ты дашь мне, я дам десятую часть Тебе, Боже мой!»




XXVTII.


И он встал и пошел в Месопотамию, в землю Лавана, брата Ревекки, лежащую к востоку. И он оставался у него и служил ему за Рахиль, одну из дочерей его. И в первый год третьей седмины сказал он ему: «Дай мне мою жену, за которую я служил тебе семь лет». И Лаван сказал Иакову: «Я отдам тебе твою жену». И Лаван устроил пир, и взял Лию, свою старшую дочь, и отдал ее Иакову в жены, и дал ей свою рабу Залафу в служанки. И Иаков не заметил этого, ибо он думал, что это Рахиль. И он вошел к ней, и вот это была Лия. Тогда Иаков разгневался на Лавана и сказал ему: «Зачем ты сделал так? Не служил ли я тебе за Рахиль, а не за Лию? Зачем ты обидел меня? Возьми свою дочь и отпусти меня, ибо ты нехорошо поступил со мною». А Иаков любил Рахиль больше, чем Лию. Ибо глаза Лии были слабы, но лицом она была очень красива. Рахиль же имела прекрасные глаза, и лицом она была очень красива и привлекательна. И Лаван сказал Иакову: «В нашей стране нет такого обычая, чтобы выдавать младшую дочь прежде старшей, и несправедливо делать это. Ибо так сие определено и написано в небесных скрижалях, и неправеден тот, кто делает это, ибо это нехорошее дело пред Господом. И ты также с своей стороны скажи сынам Израиля, чтобы они не делали этого, и не позволяли брать и выдавать младшую, прежде чем выдадут старшую; ибо это очень нехорошо». И Лаван сказал Иакову; «Пусть пройдут семь дней пиршества, тогда я дам тебе Рахиль, чтобы ты служил мне другие семь лет, чтобы ты пас моих овец, как ты служил в течение первой седмины (семилетия). [Когда же семь дней пиршества Лии прошли], Лаван дал Иакову Рахиль, чтобы он служил ему другие семь лет. И Рахили он дал в служанки Баллу, сестру Залафы. И он служил еще семь лет за Рахиль. [...].


И Господь отверз утробу Лии, и она зачала, и родила Иакову сына, и он дал ему имя Робел, в четырнадцатый день девятого месяца в первый год третьей седмины. Утроба же Рахили была заключена, ибо Господь видел, что Лия была ненавидима, а Рахиль любима. И Иаков опять вошел к Лии, и она зачала, и родила Иакову второго сына, и он дал ему имя Симеон в двадцать первый день десятого месяца в третий год этой седмины. И Иаков опять вошел к Лии, и она зачала, и родила ему третьего сына, и он дал ему имя Левий в новолуние первого месяца в шестой год этой седмины. И Иаков опять вошел к Лии, и она зачала, и родила ему четвертого сына, и он дал ему имя Иуда в пятнадцатый день третьего месяца в первый год четвертой седмины. И ради всего этого Рахиль позавидовала Лии, так как сама она не рождала. И она сказала Иакову: «Дай мне сына!» И Иаков сказал: «Разве я задержал плод тебе, плод утробы твоей, разве я покинул тебя?» И когда Рахиль увидела, что Лия родила Иакову четверых детей — Робела, Симеона, Левия и Иуду, — то Рахиль сказала ему: «Войди к моей служанке Балле, чтобы она зачала и родила мне сына!» И он вошел, и она зачала и родила ему сына, и она нарекла ему имя Дан в девятый день шестого месяца в шестой год третьей седмины. И Иаков опять вошел к Балле, и она зачала и родила Иакову второго сына, и Рахиль дала ему имя Наффали в пятый день седьмого месяца во второй год четвертой седмины. И когда Лия увидела, что она стала неплодною и не рождала более, то позавидовала, и дала точно так же свою служанку Залафу Иакову в жены; и она зачала и родила сына, и она дала ему имя Асер в двенадцатый день восьмого месяца в третий год четвертой седмины. И опять он вошел к ней, и она зачала и родила ему второго сына; и Лия дала ему имя Исашар во второй день одиннадцатого месяца в пятый год четвертой седмины. И Иаков вошел к Лии, и она зачала и родила Иакову сына, и он дал ему имя Заблон в четвертый день пятого месяца в четвертый год четвертой седмины; и она передала его няньке. И Иаков опять вошел к ней, и она зачала и родила двоих детей, сына и дочь, и дала имя ему Заблон и дочери Дина в седьмой день седьмого месяца в шестой год четвертой седмины. И Господь умилостивился над Рахилью и отверз утробу ее, и она зачала и родила сына, и дала ему имя Иосиф в новолуние четвертого месяца в шестой год этой четвертой седмины.



И когда родился Иосиф, Иаков сказал Лавану: «Дай мне моих жен и детей, чтобы идти мне к отцу моему Исааку и чтобы он (?) сделал мне дом; ибо я кончил годы, которые должен был служить тебе за двух твоих дочерей, и я хочу идти в дом моего отца». И Лаван сказал Иакову: «Останься у меня за вознаграждение, и паси опять у меня мои стада, и возьми себе вознаграждение». И они договорились друг с другом, чтобы он дал ему в вознаграждение из овец и коз всех, которые [...]. И овцы опять родили других, подобных себе, и все были со знаком Иакова, и ни одна со знаком Лавана. И имущество Иакова очень увеличилось. И он приобрел себе рогатого скота, и овец, и ослов, и верблюдов, и рабов, и служанок. И Лаван вместе с своими сыновьями стали завидовать Иакову. И Лаван отнял у него овец и замышлял злое против него.




XXIX.


И случилось, когда Рахиль родила Иосифа, пошел Лаван стричь своих овец на расстояние трех дней пути. И Иаков увидел, что Лаван пошел стричь своих овец, и призвал Баллу и Рахиль, и уговаривал их идти с ним в землю Ханаанскую; он рассказал им именно все, что он видел во сне, и все, что Он говорил с ним, чтобы он возвратился в дом своего отца. И они сказали: «Мы пойдем в то место; куда пойдешь ты, пойдем и мы с тобою». И Иаков прославил Бога отца своего Исаака и Бога деда своего Авраама, и собрался, и посадил на верблюдов своих жен и детей, и взял все свое имущество, и переправился через реку, и пришел в землю Гилеадскую. Но Иаков скрыл свой замысел от Лавана и ничего не сказал ему об этом. В седьмой год четвертой седмины Иаков возвратился в Гилеад, в двадцать первый день первого месяца. И Лаван преследовал его и настиг Иакова на горе Гилеад в тринадцатый день третьего месяца. Но Господь не допустил, чтобы он причинил вред Иакову; ибо Он явился ему во сне ночью. И Лаван говорил с Иаковом. И в пятнадцатый день того месяца сделал Иаков Лавану и всем, которые пришли с ним, пиршество. И Иаков поклялся Лавану в тот день, и Лаван Иакову, что они не перейдут гору Гилеад с злым умыслом друг против друга. И он устроил там большой каменный холм во свидетельство; посему дано имя тому месту — «каменный холм свидетельства». [...]. Прежде же звали землю Гилеад земл


ею Рефаил, ибо она была страною Рефаимов, и рождались там Рефаимы-исполины, которые были высотою до десяти, девяти, восьми, семи локтей, и жилища которых простирались от земли Аммонитян до горы Гермон, и главные города которых были Хоронаим, и Астарос, и Эдрао, и Мисур, и Беон. И Господь истребил их за нечестие их дел, ибо они были очень мерзкими. И они оставили ее (страну) вместо себя Аморреям, злому и греховному народу; и нет ныне никакого другого народа, который совершил бы все их грехи; посему они не имеют долгой жизни на земле.


И Иаков отпустил Лавана в Месопотамию, в восточную страну; и Иаков с своей стороны направился в землю Гилеадскую и перешел Иаббок в девятый месяц в одиннадцатый день его. И в этот день пришел к нему брат его Исав, и они прекратили свою распрю. И он ушел от него в землю Сеир, а Иаков жил в шатрах. И в первый год в пятую седмину в этот юбилей перешел он Иордан, и жил по ту сторону Иордана, и пас свои стада от моря [...] до Бефазона, и Дафаама, и Акрабита. И он посылал отцу своему Исааку от всего своего имения одеяние, и пищи, и мяса, и питья, и молока, и масла, и сыра, и плодов от всяких пальм долины; и также матери своей Ревекке он посылал четыре раза в год, между месячными периодами, между пашней и жатвой, между весной и дождем, между зимой и летом. И он (Исаак) жил в башне Авраама; ибо Исаак возратился от клятвенного колодезя и пошел в башню своего отца Авраама, и жил здесь без (далеко от) Исава, своего сына. К тому времени, когда Иаков отправился в Месопотамию, Исав взял себе Маалиф, дочь Измаила, в жены, и собрал все стада своего отца и своих жен, и поднялся, и жил в горе Сеир, и оставил отца своего Исаака одного при клятвенном колодезе. И Исаак поднялся от клятвенного колодезя, и жил в башне Авраама, отца своего, в горе Хеврон. И сюда посылал Иаков все, что он от времени до времени посылал своему отцу и своей матери, чтобы облегчить всякую их скорбь. И они благословляли Иакова от всего сердца и от всей души.




XXX.


И в первый год шестой седмины поднялся он в Салем, который находится на востоке от Сихема, с миром, в четвертый месяц. И там увезли они Дину, дочь Иакова, в дом Сихема, сына Емора, Гевитянина, владетеля страны; и он спал с нею и обесчестил ее. И она была маленькая девушка двенадцати лет. И он просил ее отца, чтобы она была отдана ему в жены, и у ее братьев он просил ее себе. Но Иаков и его сыновья разгневались на сихемских мужей, которые обесчестили их сестру Дину. И они замыслили между собою нечто злое, и перехитрили, и обманули их. И Симеон и Левий пришли тайно в Сихем, и совершили наказание над всеми сихемскими мужьями, и убили всех мужей, которых нашли в нем, и не оставили в нем ни одного. Всех предали они мучительной смерти, так как они обесчестили сестру их Дину.


И вы не должны отныне более делать так — бесчестить дочерей Израиля! Ибо на небе было определено против них наказание, чтобы истребить мечом всех сихемских мужей, так как они причинили дочери Израиля бесчестие. И Господь предал их в руки сыновей Иакова, чтобы они истребили их мечом и совершили над ними наказание. И пусть никогда не случится более в Израиле что-либо подобное тому, чтобы бесчестили израильскую девицу. И если муж в Израиле отдаст свою дочь или сестру какому-либо мужу от семени язычников, или отдал, то да умрет он смертию, и его должно побить камнями, ибо он совершил грех и бесчестие Израилю. И жену должно сожечь огнем, ибо она осквернила имя дома своего отца, и она должна быть истреблена из Израиля. И да не обретется мерзость и блуд во Израиле во все роды земли, ибо Израиль свят Господу. И каждый человек, который совершит мерзость, должен умереть смертию и быть побитым камнями. Ибо так утверждено это и написано на небесных скрижалях относительно всего семени Израиля: кто совершит мерзость, тот должен умереть, смертию и быть побитым камнями. И для сего закона нет конца дней, и прекращения, и послабления, но непременно должен быть истреблен тот муж, который осквернил свою дочь, во всем Израиле, ибо он от своего семени дал Молоху и совершил вину, осквернив его (семя). И ты, Моисей, скажи сынам Израиля и положи свидетельство против них, чтобы они не отдавали дочерей своих язычникам и не брали дочерей языческих; ибо это преступно пред Господом. Посему я записал тебе во всех словах закона все деяние Сихемлян, что они сделали с Диной, и как сыновья Иакова совещались, говоря: «Мы не отдадим нашу дочь (?) мужам необрезанным, ибо это — поношение для нас и для Израиля, если отдать ее или если взять из дочерей языческих; ибо это нечисто и преступно для Израиля, и Израиль не был бы чистым». И за эту нечистоту, что один имеет жену из дочерей языческих или что один отдает из своих дочерей мужу из разного рода язычников, придут мучение за мучением, и проклятие за проклятием, и все наказания, и мучения, и проклятия. И если ты это сделаешь, а он (народ) будет закрывать свои глаза, чтобы не видеть тех, которые совершают мерзость, и делают нечистым храм Господень, и оскверняют святое имя, то весь народ должен быть наказан за всю эту мерзость и осквернение, и не должно быть допускаемо никакого лицеприятия и никакого снисхождения, и не должны быть принимаемы от его рук плоды, и плодовые жертвы, и всесожжения, и тук, и жертвы курения в добрую воню, чтобы он (согрешивший) был угоден. Так да будет с каждым мужем и женщиною во Израиле, которые оскверняют храм Его. Ради сего я дал тебе повеление, говоря: «Засвидетельствуй Израилю, что было засвидетельствовано: вот как поступлено с Сихемлянами и их сыновьями, как они были преданы в руки двоих сыновей Иакова и были преданы мучительной смерти. И это послужило им к правде, и семя Левиино было избрано во священники и левиты, чтобы они служили пред Господом, как мы, во все дни. И да будет благословен Левий с его сыновьями вовек, ибо они возревновали, чтобы совершить правду, и суд, и мщение в отношении ко всем, которые восстают против Израиля. И таким образом отмечаются мужу в свидетельстве небесных скрижалей благословение и справедливость пред Ним, Богом всех вещей; и мы также будем вспоминать правду, которую он совершил в своей жизни, во все времена до тысячи родов. Благословение предначертано ему, и оно придет на него — на него и его род после него; и он будет записан, как друг и праведник, на небесных скрижалях. И все это событие я записал тебе, и дал тебе повеление, чтобы ты открыл его сынам Израиля, дабы они не совершали вины и не преступали закона, и не разрушали завета, заключенного с ними, дабы они хранили его, и были записаны друзьями. Если же они преступят и будут ходить по всем путям нечистоты, то будут написаны на небесных скрижалях врагами, чтобы быть изглаженными из книги живых и записанными в книгу тех, которые будут уничтожены, и вместе с теми, которые будут истреблены в стране». В тот день, когда сыновья Иакова умертвили Сихемлян, было начертано им это в книге на небе, что они совершили справедливость, и правду, и мщение в отношении к грешникам, и было записано им в благословение.



И они увели сестру свою Дину из дома Сихема. И они увели в добычу все, что было в Сихеме: овец их, и рогатый скот, и ослов, и все их имущество, и все стада их — и привели все это к своему отцу Иакову. И он совещался с ними о разрушении города; ибо они страшились жителей страны — Хананеев и Ферезеев. Но пришел страх Божий на все города вокруг Сихемлян, так что они не решились изгнать сыновей Иакова, ибо напало на них смущение.




XXXI.


И в новолуние [...] месяца говорил Иаков со всеми своими домочадцами, говоря: «Очиститесь и смените ваши одежды; соберемтесь и пойдемте в Вефиль, где я дал обет в тот день, когда бежал от моего брата Исава, ибо Он был со мною и возвратил меня в мире в эту страну. И удалите чуждых богов, которые у вас, и бросьте чуждых богов, и что имеете на шеях и в ушах, и идола, которого Рахиль украла у своего отца Лавана!» И она (?) отдала все Иакову и [...]. И он разбил и уничтожил их, и оставил их под теревинфом в стране Сихемлян.


И в новолуние седьмого месяца пошел он в Вефиль и устроил жертвенник на том месте, где он спал, и поставил памятник. И он послал к отцу своему Исааку, чтобы он пришел к нему к его жертве, а также и к своей матери Ревекке. И Исаак сказал: «Пусть п


ридет сын мой Иаков, чтобы я увидел его, прежде чем умру». И Иаков пошел к своему отцу Исааку и к своей матери Ревекке в дом отца его Авраама, и взял с собою двоих из своих сыновей — Левия и Иуду, и пришел к отцу своему Исааку и к своей матери Ревекке. И Ревекка вышла из башни к нему, чтобы поцеловать и обнять Иакова; ибо ожил дух ее, как только она услышала: «Вот пришел сын твой Иаков». И она поцеловала его, и увидела двоих сыновей его, и узнала их, и сказала ему: «Это твои сыновья, сын мой?» И она обняла их, и поцеловала их, и благословила их, говоря: «Да будет чрез вас честь семени Авраама, и да будете вы во благословение на земле!» И Иаков вошел к отцу своему Исааку в покой его, где он спал, и двое сыновей его с ним. И он взял руку отца своего, и наклонился, и поцеловал его; и Исаак пал на шею сыну своему Иакову и плакал на шее его. И мрак сошел с очей Исаака, и он увидел обоих сыновей Иакова — Левия и Иуду, и сказал: «Это твои сыновья, сын мой? ибо они похожи на тебя». И он сказал ему, что они действительно его сыновья, и «действительно я видел, что они истинно мои сыновья». И они подошли и обернулись к нему, и он поцеловал их и обнял их обоих вместе. И дух пророчества нисшел в уста его. И он взял Левия за правую руку, и обратился к Левию, и начал прежде благословлять его, и сказал: «Да благословит прежде всего тебя Господь миров — тебя и твоих сыновей во весь век! И да прославит Господь тебя и твое семя великой честью; и да благоволит Он, чтобы из всякой плоти ты и твое семя приступали к Нему для служения Ему в Его святилище; как Ангелы лица и как святые, так да будет семя твоих сыновей в честь, и достоинство, и освящение! И да соделает Он их великими во все века; и владыками, и князьями, и начальниками да будут они над всем семенем сыновей Иакова; да изрекают они слово Господне с искренностью, и Его правду да исполняют они по всей справедливости, и да повествуют они о моих путях Иакову и об откровении Израиля; благословение Господне да будет вложено в уста их, дабы все семя их благословляло тебя, возлюбленный! И мать твоя нарекла тебе имя Левий, и справедливо она назвала тебя так: ты будешь стоять ближе всех к Господу и будешь иметь долю у всех детей Иакова; его стол да будет твоим, и ты и сыновья твои должны питаться от него; во все роды да изобилует стол твой, и твое пропитание да не умалится никогда во все века! Все ненавидящие тебя за что-либо погибнут пред тобою, и все твои враги да будут истреблены и да погибнут! Благословляющие тебя да будут благословлены, и все люди, проклинающие тебя, да будут прокляты!»



И Иуде сказал он: «Да даст тебе Господь силу и крепость низложить всех, ненавидящих тебя! Будь господином, ты и один из сыновей твоих, над сынами Иакова! Твое имя и имя сыновей твоих да пойдет и распространится по всей земле и по городам! Тогда устрашатся язычники пред лицем твоим, и все народы будут поражены, и все люди будут поражены. Да придет Иакову чрез тебя помощь Его, и да обретет Израиль чрез тебя избавление! И когда ты будешь восседать на престоле славы, да возвеличится справедливость твоя! Мир да будет всему семени сыновей возлюбленного! Благословляющий тебя да будет благословлен, и все ненавидящие тебя, и гнетущие, и проклинающие тебя да истребятся и погибнут от земли, и да будут прокляты!» И он обратился, и поцеловал его опять, и обнял его, и очень радовался, что увидел сыновей Иакова, который был его истинным сыном.



И он (Иаков) отошел от его лона, и пал ниц, и склонился пред ним, и так он благословил их. И он оставался там у своего отца Исаака в ту ночь, и они ели и пили, исполненные радости. И он поставил обоих сыновей Иакова, одного направо, другого налево от себя, и это было вменено ему в праведность. И Иаков рассказал своему отцу все в ту ночь, как являл Господь к нему великую милость и давал ему на всех его путях счастие и охранял его от всякого зла. И Исаак благословил Бога отца своего Авраама, Который Своим милосердием и справедливостью не отступил от сына раба Своего Исаака. И утром Иаков открыл отцу своему Исааку обет, какой он дал Господу, и видение, какое он видел, и сказал, что он устроил жертвенник и что все приготовлено к жертве, чтобы совершить ее пред Господом, как он дал обет, и что он пришел, чтобы посадить его на осла. И Исаак сказал Иакову: «Я не могу идти с тобою, ибо я стар, и не могу перенести путешествия. Иди, сын мой, с миром; ибо мне теперь сто шестьдесят пять лет, я не могу путешествовать. Посади на осла твою мать, чтобы она шла с тобою. Но я знаю, сын мой, что ты пришел ради меня; и да будет благословен этот день, в который ты увидел меня живым и я тебя, сын мой! Будь счастлив и исполни обет, который ты дал, и не откладывай своего обета, (ибо это радостный обет). И теперь поспеши исполнить его, и да примет его Сотворивший все, Которому ты дал обет!» И он сказал Ревекке: «Иди ты с своим сыном Иаковом!» И Ревекка пошла с Иаковом и Девора с ней; и они пришли в Вефиль.



И Иаков вспомнил о молитве, которою отец благословил его и двоих его сыновей — Левия и Иуду, и возрадовался, и прославил Бога отцов своих — Авраама и Исаака, — и сказал: «Теперь я знаю, что у меня есть вечная надежда — у меня и моих сыновей — пред Богом всех вещей; и это определено относительно них обоих, и начертано это для них в вечное свидетельство па небесных скрижалях — так, как благословил Исаак».




XXXII.


И он оставался в ту ночь в Вефиле. И Левий видел во сне, что он и его сыновья поставлены и определены навек ко священству для Бога всевышнего. И он пробудился от сна и прославил Бога. И Иаков собрался рано утром в четырнадцатый день этого месяца и дал десятину от всего, что прибыло с ним, от человека до скота, от золота до сосудов и одежд, и дал десятину от всего. И в те дни Рахиль была беременною Вениамином, своим сыном; и Иаков исчислил, начиная с него, своих сыновей; и жребий Господа пал на Левия. Тогда он одел его в священнические одежды и наполнил руки его. И в пятнадцатый день этого месяца он принес на жертвеннике четырнадцать тельцов из рогатого скота, и двадцать восемь овнов, и сорок девять овец, и шестьдесят агнцев, и двадцать девять молодых козлят, как всесожжение на жертвеннике и как благоприятный дар в добрую воню пред Господом. Это была дань его ради обета, который он дал — отделить десятину — вместе с плодовыми жертвами и жертвами возлияния, которые относились сюда. И когда огонь пожрал их, он воскурил над ними фимиам на огне; и в жертву благодарения он принес двух тельцов, и четырех овнов, и двух годовых ягнят, и десять телят, и четырех овец и двух молодых козлят. Так делал он, давая свою дань, в продолжение семи дней. И он ел там со всеми своими сыновьями и людьми в радости в течение семи дней, и прославил и благодарил при сем Господа, Который спас его от всякого зла и исполнил на нем Свое обетование. И он отделил десятину от всего чистого скота и совершил всесожжение. А нечистый скот он отдал сыну своему Левию, и людей отдал он ему. И Левий исполнил в Вефиле священнические обязанности пред своим отцом Иаковом, будучи предпочтен своим десяти братьям, и был там священником. И Иаков отдал ему свой обет. И таким образом он отдал вторую десятину Господу и посвятил ее, и она стала посвященною ему. И посему определено это как закон на небе — давать вторую десятину, чтобы есть ее пред Господом в том месте, которое избрано, чтобы имя Его обитало там, во все годы. И для сего закона нет конца дней; навечно записано то постановление, чтобы делать это ежегодно, именно — есть вторую десятину пред Господом в том месте, которое избрано. И ничего не должно быть оставляемо от нее на следующий год, но в том же году должно быть съедаемо семя до следующего года, от дней начатков года, семени, и вина, и масла, опять до этих же дней. И все, что останется от нее и сделается устаревшим, должно считать оскверненным и сожечь огнем, ибо это нечистое. И так они должны вместе есть ее во святом доме и не давать ей залеживаться. И все десятины от рогатого скота и овец суть святы Господу, и Его священникам должны принадлежать они, чтобы они ели пред Ним из года в год. Ибо так это определено и начертано на небесных скрижалях относительно десятины.


И в следующую ночь, в двадцать второй день этого месяца, Иаков реши


л обстроить то место, и обнести место стенами, и посвятить, и сделать его святым навечно для себя и своих детей после себя до века. И Господь явился ему ночью, и благословил его, и сказал ему: «Твое имя не должно быть только Иаков, но должно быть наречено имя тебе Израиль». И Он опять сказал ему: «Я Господь Бог твой, сотворивший небо и землю. Я возращу тебя, и весьма умножу тебя, и цари произойдут от тебя, и будут они господствовать всюду, где только ступит нога сынов человеческих. И Я дам твоему семени всю землю, которая под небом, и они будут по своей воле господствовать над всеми народами; и после этого они завладеют всею землею и наследуют ее навеки». И Он окончил Свою беседу с ним и поднялся от него. И Иаков видел, как Он вознесся на небо; и он видел ночью в видении, и вот Ангел сошел с неба с семью скрижалями в своих руках, и он дал их Иакову, и он читал их и прочитал все, что было написано на них, что случится с ним и с его сыновьями во все века. И он показал ему все, что было написано на скрижалях, и сказал ему: «Ты не должен строить на этом месте и делать святыню навечно, и Он не хочет обитать здесь, ибо не это Его место. Иди в дом Авраама, отца твоего, и живи в доме отца твоего Исаака до дня смерти твоего отца. Ибо в Египте ты умрешь в мире, и будешь погребен в этой стране с честью в гробах твоих отцов с Авраамом и Исааком. Не бойся! ибо как ты видел и прочитал, так все и случится. И запиши все, как ты видел это и прочитал». И Иаков сказал: «Как я упомню все так, как видел это и прочитал?» И он сказал ему: «Я опять приведу тебе все на память». И он поднялся от него.



И он пробудился от сна своего, и вспомнил все, что читал и видел, и записал всю речь, которую читал и видел. И он остался там еще на один день и принес в этот день жертву совершенно так же, как в прежние дни, и назвал его — «прибавление». Ибо тот день прибавлен. И прежние дни он назвал праздником. И так ему было открыто, что должно случиться, и это написано на небесных скрижалях. И ради того было ему это открыто, чтобы он хранил его, и прибавлял его таким образом к семи праздничным дням. И он назван был прибавлением, как заканчивающий в мире праздничные дни по числу дней года.



И в ночь на двадцать третий день этого месяца умерла Девора, нянька Ревекки, и они похоронили ее внизу города под дубом реки, и он нарек имя той реке — «река Деворы» и дубу — «дуб плача Деворы». И Ревекка пошла и возвратилась в дом к его отцу Исааку. И Иаков послал ему чрез нее барана, и телят, и овец, чтобы она приготовила его отцу кушанье, как он любил. И после отправления своей матери он пошел дальше, пока не пришел в страну Кебрафан, и жил там. И Рахиль родила ночью сына и назвала его: «мой сын болезни», ибо она имела тяжелые роды. А отец его назвал его Вениамином в десятый день восьмого месяца в первый год шестой седмины этого юбилея. И Рахиль умерла там и была погребена в стране Ефрафе, т. е. Вифлееме. И Иаков устроил на могиле Рахили памятник при дороге, над ее могилою.




XXXIII.


И Иаков пошел дальше и жил к северу в Магд-Ладре Еф(рафа). И он пошел к своему отцу Исааку, он и его жена Лия, в новолуние десятого месяца, и Робел увидел Баллу, служанку Рахили, наложницу своего отца, когда она купалась в воде в уединенном месте, возымел любовь к ней, и спрятался ночью, и вошел в жилище Баллы, и нашел ее одну ночью лежащей на своей постели и спящей в своем жилище. И он лег к ней на ложе, и открыл покрывало ее; и она схватила его и вскрикнула. И когда она узнала его, что это был Робел, застыдилась его, и отняла свою руку от него, и убежала, и очень скорбела о случившемся, но не сказала ничего ни одному человеку. И когда Иаков пришел и отыскивал ее, она сказала ему: «Я не чиста для тебя, но обесчещена для тебя, ибо Робел обесчестил меня, и лег со мною ночью, когда я спала у себя, и я не узнала его, пока он не открыл моего покрывала, и он спал со мною». И Иаков сильно разгневался на Робела, что он спал с Валлою и открыл покров своего отца. И Иаков не приближался более к ней, так как Робел обесчестил ее, и пред всеми людьми открыл покров своего отца. Ибо поступок его был очень нехорош; это постыдно пред Господом.


Посему написано и определено на небесных скрижалях, что муж не должен лежать с женою своего отца и открывать покров своего отца, ибо это мерзость. Смертию должен умереть преступный муж, который ляжет с женою своего отца, а также и жена: ибо они мерзость совершили на земле. И пред нашим Господом не должно быть ничего мерзкого в народе, который Он избрал Себе в царское достояние. И еще написано: да будет проклят, если кто лежит с женою своего отца, за то, что он открывает срамоту своего отца. И все святые Господа пусть скажут: «Аминь, аминь!» И ты, Моисей, скажи сынам Израиля, чтобы они соблюдали сие слово, ибо за него угрожает наказание смертию, и это мерзость, и нет за это прощения, чтобы можно было искупить мужа, который совершит сие зло, кроме наказания смертию, и умерщвления, и побиения камнями, и истребления из народа нашего Бога. Ни одного дня не должен жить на земле муж, который совершит это во Израиле, ибо это преступно и мерзко. И не должно говорить, что Робел остался в живых и получил прощение, хотя он лежал с наложницей своего отца, в то время как муж ее, отец его Иаков, еще был жив. Ибо Он тогда же вполне открыл всем постановление, и правду, и закон, который существует вовек. Но во все дни твои он должен иметь силу закона, с его дней и есть вечный закон для вечных родов. И этот закон не прекратится, и никакое прощение не будет уделом такового, кроме того, что оба вместе будут истреблены из народа; в тот день, когда они совершили это, должно умертвить их. И ты, Моисей, напиши это для Израиля, чтобы они соблюдали сие и поступали по сему слову и не совершали смертного греха, ибо Господь Бог наш есть судия нелицеприятный и неподкупный. И скажи им это постановление, чтобы они слушались, и оберегались, и внимали сему, и не погибли бы, и не были бы истреблены на земле. Ибо нечисты, и мерзки, и преступны, и скверны все они, совершающие сие на земле пред нашим Господом. И нет большего греха на земле, как любодеяние, которым они любодействуют; ибо Израиль есть народ, святый Господу, и народ наследия для своего Бога, и народ священства и царства, и достояние Божие. И никто не должен существовать, кто является столь нечистым среди святого народа.



И в третий год этой шестой седмины вышел Иаков и все его сыновья, и жили в доме Авраама у своего отца Исаака и своей матери Ревекки. И вот имена сыновей Иакова: его первенец Робел, Симеон, Левий, Иуда, Исашар, Завулон — сыновья Лии; и сыновья Рахили: Иосиф и Вениамин; и сыновья Баллы: Дан и Наффали; и сыновья Залафы: Гад и Асер; и Дина, дочь Лии, единственная дочь Иакова. И они пошли и поклонились Исааку и Ревекке. И когда последние увидели их, благословили Иакова и всех его детей. И Исаак очень обрадовался, что увидел сыновей Иакова, своего младшего сына, и благословил их.




XXXIV.


И в шестой год этой седмины сорок четвертого юбилея Иаков отослал своих сыновей — пасти его овец — и своих рабов с ними на поля Сихемские. И собрались против них семь царей аморрейских, чтобы умертвить их, укрывшись под деревьями, и увести их скот. Но жены их, и Иаков, и Левий, и Иуда, и Иосиф оставались дома у своего отца Исаака, ибо дух его был прискорбен, и он не хотел отпустить их; Вениамин, как юнейший, оставался с своим отцом. И пришли цари Фафы и Арезы, и Сарагана, и Село, и Гаиза, и царь Бефорона, и Маанизакира, и все, живущие на тех горах и обитающие в лесах страны Ханаанской. И известили Иакова: «Цари аморрейские окружили твоих сыновей и похитили их стада». И отправился из своего дома он, и его три сына, и все рабы его отца, и его рабы, и вышли против них в числе восьмисот мужей, носивших мечи; и они поразили их на поле Сихемском, и преследовали бегущих, и убили Арезу, и Фафу, и Сарагана, и Аманискино, и Гаганиса. И он собрал свои стада, и был могущественнее их, и наложил на них дань, чтобы они давали плоды своей страны. И они построили Робел и Фамнафарес. И он возвратился благополучно, и заключил с ним мир, и они сделались его рабами, пока он не ушел с своими сыновьями в Египет.


И в седьмой год этой седмины послал он Иосифа, чтобы он осве


домился о состоянии своих братьев, из своего дома в Сихем. И он нашел их в стране Дуфаим. И они подстерегали его, и сделали против него умысел убить его. И когда они изменили свое намерение, то продали его измаильским странствующим купцам. И они отвели его в Египет и продали его Питфаре, евнуху Фараона, главному повару, жрецу Гелиопольскому. И сыновья Иакова закололи козленка, и омочили одежду Иосифа в его крови, и послали ее Иакову в десятый день седьмого месяца. [...]. И они принесли ее ему, и он занемог болезнию от печали о его смерти. И он сказал: «Дикий зверь пожрал Иосифа». И все его домочадцы были при нем в этот день; и его сыновья, и его дочери собрались утешать его; но он оставался безутешным о своем сыне. И в тот день услышала Балла, что Иосиф потерян, и умерла от печали по нем, в то время как она была в Караффифе. И дочь его Дина также умерла, после того как Иосиф был потерян. Эта тройная скорбь пришла на Израиля в один месяц. И они похоронили Баллу напротив могилы Рахили, а также и дочь его Дину похоронили там. И он скорбел об Иосифе год и не переставал печалиться; ибо он сказал: «Я сойду в могилу, печалясь об Иосифе». Ради сего определено между сынами Израиля, чтобы скорбеть в десятый день седьмого месяца, в тот день, когда пришло печальное известие об Иосифе к его отцу Иакову, чтобы испрашивать в оный день прощение чрез козла, в десятый день седьмого месяца, один раз в год, в своих грехах; ибо они превратили любовь своего отца к его сыну Иосифу в печаль о нем. И этот день установлен, чтобы они в течение его скорбели о своих грехах, и о всякой своей вине, и о своем проступке, дабы очищаться в этот день однажды в год.



И после того как Иосиф был потерян, сыновья Иакова взяли себе жен. 1) Имя жены Робела — Ада; 2) жены Симеона — Адиба, хананеянка; 3) жены Левия — Мелха, из дочерей Аррама, из семени сыновей Фарана; 4) жены Иуды — Бефазуел, хананеянка; 5) жены Исашара — Гизека; 6) жены Дана — Эгла; 7) жены Завулона — Нииман; 8) жены Наффалима — Разуу из Месопотамии; 9) жены Гада — Михи; 10) жены Асера — Ийона; 11) жены Иосифа — Асанеф, египтянка; 12) жены Витамина — Ийоска. И Симеон изменил намерение, и взял вторую жену из Месопотамии, как и его братья.




XXXV.


И в первый год первой седмины сорок пятого юбилея призвала Ревекка сына своего Иакова и дала ему повеление относительно его отца и брата, чтобы он почитал их во все дни жизни своей. Он сказал: «Я буду поступать так, как ты повелела мне, ибо это будет для меня честью, и достоинством, и праведностью пред Господом, что я почитаю их. Ты же знаешь от дня моего рождения до сего дня каждое мое деяние и всякое мое помышление, что я всегда благожелаю всем. Как же мне не исполнять того, что ты заповедала мне, — именно почитать моего отца и брата? Скажи мне, мать моя, какое зло ты заметила во мне? Я же и далек от него (от Исава), и между нами существует доброе согласие». И она сказала ему: «Сын мой, в продолжение всей своей жизни я не видела в тебе ничего предосудительного, а только справедливое. Я говорю тебе, сын мой: в этом году я кончу свою жизнь. Ибо я видела во сне день моей смерти, что я не проживу более ста пятидесяти лет. И вот я кончила все дни своей жизни, которые надлежало мне прожить». И Иаков усмехнулся над словами своей матери, что мать сказала ему, будто она умрет, между тем как она сидела против него в полной силе, не ослабевшая; ибо она входила и выходила, и видела, и зубы ее были здоровы, и никакая болезнь не коснулась ее в течение всей ее жизни. И Иаков сказал ей: «Я буду счастлив, мать моя, если моя жизнь сравняется по продолжительности с твоей жизнью и если я так же сохранюсь в полной своей силе, как ты. Ты не умрешь, и напрасно говоришь со мною о своей смерти».


И она вошла к Исааку и сказала ему: «Я имею к тебе просьбу: заставь поклясться Исава, что он не причинит обиды Иакову и никогда не будет преследовать его. Ибо ты знаешь нрав Исава, что он груб от юности, и нет в нем добродушия; ибо он замышляет после твоей смерти убить его. И ты знаешь все, что совершил он во все дни от того дня, когда брат его Иаков пошел в Харран, до сего дня; как он оставил нас всем своим сердцем и сделал нам злое; как он присвоил себе твои стада и все достояние твое похитил пред лицем твоим. И когда мы умоляли и просили о нашем достоянии, он действовал подобно человеку, как бы оказывающему нам свою милость. И он гневается на тебя, ибо ты благословил своего благочестивого и праведного сына Иакова; ибо в нем нет ничего злого, но одно только доброе. И с того времени, как он возвратился из Харрана, до сего дня он не обидел нас ни в малейшем; но мы все получаем от него вовремя и всегда; и он радуется от всего сердца, если мы что-нибудь принимаем от него, и благословляет нас; и он не отделился от нас с того времени, как пришел из Харрана, до сего дня. И он живет всегда с нами в доме, почитая нас». И Исаак сказал ей: «Знаю и я, и вижу отношение Иакова к нам, что он нас почитает во всем. Я раньше любил более Исава, чем Иакова, ибо он родился прежде; но теперь я люблю Иакова больше, чем Исава, так как он оказался в своих делах весьма дурным и в нем нет никакой справедливости. Ибо все пути его — несправедливость и насилие, и нет в нем справедливости. Мое сердце также потрясено теперь из-за всех его дел, и ему и семени его не будет счастия, но они погибнут на земле и будут истреблены под небом. Ибо он оставил Бога Авраама и последовал за своими женами, за мерзостию и соблазном их — он и его сыновья. И ты говоришь мне, чтобы я заставил его поклясться, что он не убьет Иакова; но если он и поклялся бы, то это будет бесполезно, и он будет совершать не добро, а только зло. И если он захочет умертвить своего брата Иакова, то будет предан в руки Иакова, и не избегнет рук его, но впадет в руки его. И ты не бойся за Иакова: ибо хранитель Иакова — могущественный, и досточтимый, и достопоклоняемый всеми». [...]



И Ревекка послала и призвала Исава; и он пришел к ней. И она сказала ему: «У меня есть просьба к тебе, сын мой, и ты обещай, что исполнишь то, что я скажу тебе, сын мой!» И он сказал: «Я сделаю все, что ты скажешь мне, и не откажу в твоей просьбе». И она сказала ему: «Я прошу тебя, чтобы ты, когда я умру, перенес меня и похоронил с Сарой, матерью отца твоего, и чтобы вы любили друг друга, ты и брат твой Иаков, и никто не предпринимал бы никакого зла против своего брата, а оказывал бы только взаимную любовь, дабы вы были счастливы, сыновья мои, и были почитаемы на земле, и никакой враг не восторжествовал бы над вами, и вы были бы достойными милосердия пред очами тех, которые любят вас». И он сказал: «Я все исполню, что ты сказала мне, и похороню тебя, когда ты умрешь, вместе с Сарой, матерью отца моего, так как ты любишь кости ее, чтобы они были с твоими костями. И также брата моего Иакова я буду любить больше, чем всякую плоть; у меня на всей земле нет брата, кроме его одного; и нет ничего великого (трудного) для меня в том, чтобы любить его, ибо он брат мой, и мы вместе были посеяны в твоем чреве и вместе вышли из твоих недр. И если не любить мне своего брата, то кого же мне любить? И я также прошу тебя, чтобы ты сделала увещание Иакову относительно меня и моих детей, так как я знаю, что он как царь будет господствовать надо мною и над моими сыновьями. Ибо в тот день, когда мой отец благословил его, он сделал его высшим, а меня подчиненным. И я клянусь тебе, что я буду любить его и ничего злого не замыслю против него в продолжение всей моей жизни, а только доброе». И он подтвердил клятвою все эти слова. И она призвала Иакова пред очи Исава и дала Иакову повеление согласно беседе, какую она вела с Исавом, и он сказал: «Я исполню твою волю, ручаясь за то, что от меня и моих сыновей не выйдет ничего злого против моего брата Исава, и только лишь одну любовь встретит он». И они ели и пили, она и ее сыновья, в эту ночь. И она умерла, трех юбилеев одной седмины и одного года, в эту ночь. И оба ее сына Исав и Иаков похоронили ее в пещере около Сары, матери их отца.




XXXVI.


И в шестой год этой седмины призвал Исаак обоих своих сыновей — Исава и Иакова, и они пришли к нему, и он сказал им: «Сыны мои, я иду по пути моих отцов в вечное жилище, где отцы мои. Похороните меня с моим отцом Авраам


ом в двойной пещере на полях Эфрона Хеттеянина, которые Авраам купил для могилы; там похороните меня! И я заповедую вам, сыны мои, совершать на земле справедливость и правду, чтобы Господь послал вам все, что обещал сделать Аврааму и семени его. И любите друг друга, как братья, сыны мои, так, как каждый любит самого себя, и стараясь сделать лучшее для другого, действуя единодушно на земле и каждый любя другого, как самого себя. И относительно идолов я заповедую вам, чтобы вы отвергали их, и ненавидели, и не любили их; ибо они исполнены соблазна для тех, которые почитают их, и для тех, которые поклоняются им. Памятуйте, сыны мои, о Господе, Боге Авраама, отца вашего, как и я после него почитал Его и служил Ему воистину, дабы Он умножил вас в радости и возрастил семя ваше — умножил вас в числе, как звезды небесные, и насадал бы на земле вас и всякое растение правды, которое не будет истреблено во все роды века. И ныне я заклинаю вас великою клятвою — ибо нет большей клятвы, как клятва славным, и честнейшим, и великим именем Того, Кто сотворил небо и землю и все в совокупности, — чтобы вы страшились Его и почитали и чтобы каждый любил своего брата нежно и искренно, и не желал бы своему брату зла отныне до века, во все дни вашей жизни, дабы вы были счастливы во всех своих делах и не погибли. И если кто из вас предпримет что-либо злое против своего брата, то знайте отныне, что всякий, замышляющий что-либо злое против своего брата, падет от его руки и будет истреблен из страны живых, и семя его также погибнет под небом. И в день проклятия и власти Он сожжет пылающим и поедающим огнем и его страну, и город, и все принадлежащее ему, подобно тому как Он сожег Содом; и он будет изглажен из книги наставления сынов человеческих и не будет записан в книге жизни. Но он погибнет и подпадет вечному осуждению, чтобы их наказание беспрерывно возобновлялось чрез ненависть, и проклятие, и гнев, и мучение, и злобу, и муки, и болезнь, вовек. Я говорю и возвещаю вам, сыны мои, суд, как он придет на мужа, который захочет сделать что-нибудь дурное против своего брата».


И он разделил все свое имущество между ними обоими в тот день. И он дал преимущество тому, кто был рожден прежде, и отдал ему башню, и все кругом ее, и все, что Авраам приобрел у клятвенного колодезя. И он сказал: «Преимущество это должен иметь тот, кто рожден прежде». И Исав сказал: «Я продал и передал свое старшинство Иакову; пусть будет отдано это Иакову! И я не буду более говорить ему об этом, ибо так случилось это». И Исаак сказал: «Да покоится, сыны мои, благословение на вас и на вашем семени в этот день, что вы остались спокойными и не огорчили меня из-за старшинства, что вы не допускаете ничего постыдного из-за него! Господь, Всевышний, да благословит того мужа, который совершает справедливость, его и семя его вовек!» И он перестал давать заповеди и благословлять их. И они ели и пили вместе пред ним, и он радовался, что между ними совершилось примирение. И они вышли от него, и отдыхали в тот день, и спали.



И Исаак почил в тот день на своем ложе, полный радости, и почил вечным сном, и умер ста восьмидесяти лет, окончив двадцать пять седмин и пять лет. И оба сына его, Исав и Иаков, похоронили его. И Исав пошел в страну Едом, на горе Сеир, и оставался там. И Иаков жил на горе Хеврон в башне страны странствования отца своего Авраама; и он почитал Господа от всего сердца и по Его заповеди [...].



И жена его Лия умерла в четвертый год второй седмины сорок пятого юбилея; и он похоронил ее в двойной пещере возле своей матери Ревекки, налево от могилы Сары, матери отца его. И все ее и его сыновья пришли оплакивать вместе с ним Лию, жену его, и утешать его в скорби по ней. Ибо он скорбел об ней, так как любил ее еще более после того, как умерла сестра ее Рахиль. Ибо она была благочестива и праведна во всех путях своих и почитала Иакова. И в течение всего времени, как она жила с ним, он не слышал из уст ее никакого грубого слова; ибо она была кротка, и миролюбива, и праведна, и досточтима. И он вспомнил ее дела, какие она делала во время своей жизни, и очень оплакивал ее, ибо он чрезвычайно любил ее от всего сердца и от всей души.




XXXVII.


И когда Исаак, отец Иакова и Исава, умер, услышали сыновья Исава, что Исаак отдал первенство своему младшему сыну Иакову, и разгневались чрезмерно, и препирались с своим отцом, говоря: «Почему, когда ты старший, а Иаков — младший, твой отец отдал первенство Иакову, и тебя поставил ниже?» И он сказал им: «Потому что я свое первородство продал за немногое — за чечевичное кушанье. И в тот день, когда мой отец послал меня на охоту — наловить чего-нибудь и принести к нему, чтобы он ел и благословил меня, пришел он (Иаков) хитростью и принес моему отцу есть и пить, и мой отец благословил его, а меня отдал в его руки. И вот отец наш заставил нас поклясться, меня и его, что мы ничего злого не замыслим друг против друга, и будем жить друг с другом в любви и мире, и не извратим наших путей». И они сказали ему: «Мы не послушаемся тебя в том, чтобы поддерживать с ним мир, ибо мы сильнее, нежели он, и мы преодолеем его. Мы выйдем против него, и умертвим его, и истребим его сыновей. И если ты не пойдешь с нами, мы причиним зло и тебе. Послушай же нас теперь: в Араме, и Филистее, и Моаве, и Аммоне мы наберем себе отборных людей, которые способны к войне, и пойдем против него, и сразимся с ним, и истребим его в стране, прежде чем он приобретет силу». И отец их сказал им: «Не ходите, и не начинайте с ним войны, дабы вам не пасть от него». И они сказали ему: «Неужели тебе от юности и до сего дня только и делать, чтобы склонять свою выю под его ярмо? Мы не послушаемся сих слов». И они послали в Арам и к Адураму, другу своего отца, и наняли себе у них тысячу способных к войне мужей и отборных воинов. И пришли к ним от Моава и от сынов Аммона нанятых тысяча отборных воинов, и от филистимлян тысяча отборных воинов, и от Эдома и хореев тысяча отборных ратников, и от хетитов сильные, способные к войне мужи. И они сказали своему отцу: «Выходи, веди нас! а иначе мы убьем тебя». И он разгневался и пришел в ярость, когда увидел, как сыновья употребляли в отношении к нему насилие, чтобы он был предводителем их и вел их против своего брата Иакова.


После сего ему вспомнилось все то зло, которое лежало сокрытым внутри его против его брата Иакова, и он не вспомнил о клятве, которую он дал своему отцу и своей матери, что он не предпримет ничего злого против своего брата Иакова во всю свою жизнь.



И в продолжение всего этого времени Иаков ничего не знал о том, что они выступают против него войною, — он сильно скорбел о своей жене Лии, — пока они не подошли к башне против него — четыре тысячи способных к войне, сильных, воинственных, отборных мужей. И жители Хеврона послали к нему сказать: «Вот брат твой пришел на тебя, чтобы победить тебя, с четырьмя тысячами мужей, препоясанных мечами и носящих щит и оружие». Они любили Иакова более, чем Исава, поэтому и сказали ему это; ибо Иаков был муж милостивый и более любвеобильный, чем Исав. И Иаков не поверил этому, пока они не приблизились к самой башне. И он взошел на башню, и говорил с своим братом Исавом, и сказал: «Приносишь ли ты мне доброе утешение? Пришел ли ты ко мне ради моей умершей жены? Это ли клятва, которою ты дважды поклялся твоим родителям пред их смертию? Ты нарушил клятву, и тем, чем ты поклялся своему отцу, ты осужден». Тогда Исав отвечал и сказал ему: «Никогда не клянутся между сынами человеческими и между зверями земли истинною клятвою до века; но в тот самый день они уже замышляют злое друг против друга, и враг ищет убить своего врага. И ты также ненавидишь меня и моих сыновей до века, и с тобою нельзя сохранять братской любви. Слушай эти слова мои, которые я скажу тебе. Если бы я мог изменить кожу и щетину свиньи, чтобы она (щетина) стала шерстью, и если бы на ее голове выросли рога, подобно рогам овец, тогда я поддерживал бы с тобою братскую любовь. И если грудь у матери отделится — ибо ты отселе мне не брат, — и если волки заключат мир с ягнятами, что они не будут пожирать и похищать их, и если сердце их склонится к тому, чтобы делать друг другу добро, тогда я буду иметь в своем сердце мир с тобою. И если лев сделает


ся другом вола, и будет запрягаться с ним в одно ярмо, и будет пахать с ним, тогда я заключу мир с тобою. И если вороны сделаются белыми, как рис, тогда я узнаю, что я люблю тебя и храню мир с тобою. Ты должен быть истреблен, и сыновья твои должны быть истреблены, и да не будет с тобою мира!» И Иаков увидел в тот час, что он замыслил против него злое [...], чтобы убить его, и что он пришел, стремясь как дикий зверь, бросающийся на копье, которое пронзает и убивает его самого, и он не отступает от него. Тогда он сказал домочадцам и своим рабам, чтобы они напали на него — на него и на всех его соучастников.